Дневник водного похода по Монголии

       (писанный Инной, с репликами иных участников)
        июль-август 2017 г. Основной отчет лежит здесь


Преамбула:

Монгольское озеро Хубсугул я присмотрела несколько лет назад. АдмиралЪ ознакомился, наметил маршрут и … отложил в долгий ящик, отдавая предпочтение более сложным морским путешествиям. А в этом году всё сложилось в пользу Монголии, и без лишних раздумий мы рванули в эту близкую к России, но малоизвестную для нас страну. Поход однозначно удался, получился насыщенным, интересным. Низкие древние горы, много воды, живности, редкие самобытные жители.

Итак, как это было.

  

27 июля

Нас в этот раз всего пятеро. АдмиралЪ, Доктор (Володя), Антон (Тоха), Оля и я (Инна). Трое матерых туристов, а Тоха и Оля впервые идут в столь длительный поход. Встречаемся в Домодедово, наш рейс в 23-30, у Тохи в 22-00. Антон улетел по расписанию, а нас задержали более, чем на час (эта задержка потом аукнется на границе). Димон и Русик, провожавшие Тоху, перетекли к нашей регистрации. Приятно встретиться с друзьями, даже в суете и толкотне аэропорта. Сдали вещи без доплаты, хотя что-то пришлось перепаковывать. Все-таки две лодки, палатка, котелки и прочая походная амуниция (снаряжение).

  

28 июля

В Иркутск мы прибыли утром на полтора часа позже расписания, Антон заждался. Главная печаль — по причине задержки рейса мы не успеваем сегодня пройти границу, пограничный пункт Монды работает строго до 18-00.

Александр с микроавтобусом уже ждал нас. АдмиралЪ договорился с ним заранее из Москвы. Сразу едем на рынок за продуктами. Нас бы больше устроил супермаркет, но водитель местный, поэтому доверяем выбор ему. Часа за два управились, выбор продуктов хороший по ассортименту и качеству. В фирменном супермаркете покупаем очень вкусное иркутское йогуртовое мороженное. Жаль, что такое не продают в Москве. Супермаркет хорош. Понимаем, что было бы удобнее сразу весь продзапас закупить здесь. Но это – мысль на будущее, а пока – дальше, в путь.

Первая остановка в маленьком посёлке у Байкала. Озеро видно, но до него с полкилометра, но берег не удобный. В общем, решили не тратить время на символическое купание в Бакале (мы когда-то его прошли от края до края). Зато пообедали вполне прилично жареным омулем в маленьком кафе для водителей-дальнобойщиков.

Реплика Адмирала: То, что это кафе действительно «для водил» я понял на двух конкретных примерах. Мы мирно стояли в очереди, когда подъехала фура. Водитель зашел и встал за нами. Хозяйка на кассе поздоровалась с ним и спросила, что-то вроде «все как обычно?». Он ответил «да и салат». Я обиделся и поинтересовался; «а как же мы, которые уже здесь стоим?». Она не стала спорить - приняла наш заказ, пробила чеки. Потом пробила чек водителю шоферу дальнобойщику. Сидя за столиком, мы обнаружили, что его обслужили первым. Он уже прихлебывал горячий супец, когда мы еще терпеливо ожидали заказанные нами блюда. Наверное, это справедливо. Он-то на работе, да и клиент регулярный, не то, что мы. Мы уже обсасывали косточки жареного омуля, когда какого-то чужака хозяйка вообще отказалась обслуживать, заявив, что кафе закрывается на санитарный час. Ну, не понравился он ей. Здесь свои нравы. И прибыль не всегда главное.

Дальше едем по Бурятии. Хорошие места, но я почти всю дорогу проспала.

Реплика Адмирала: Спали все, кроме нас с водителем. Места действительно замечательные. Даже не скульптурами Будды и не ленточками на деревьях. Нет, чем-то иным. Мне они показались, точнее, почувствовались «родными». Меня окружала природа, аура, энергетика, входившая в резонанс с чем-то у меня внутри. Мне захотелось когда-нибудь обязательно вернуться сюда. Возле Байкала такого чувства не возникало.

Останавливаемся у шлагбаума на въезде в приграничную зону, проверка паспортов. Денег с нас почему-то не берут, хотя все пишут, что въезд платный. Зато сообщают, что граница уже закрыта на ночь, чтобы мы туда даже не совались, а вставали на ночлег где-нибудь подальше он нее. Делать нечего — съехали к реке, нашли уютную, защищённую от ветра полянку, оборудованную самодельным столом и лавками, там и разбили лагерь. Водитель Саша с сыном Борей остались с нами и спали в машине.

Реплика Адмирала: Эта «речка» оказалась верховьем Иркута. Того самого, в месте впадения которого в Ангару как раз и выстроили Иркутск. Здесь вблизи границы он быстр, чист, холоден. Склоны окрестных сопок покрыты лиственницей. Вблизи нашего лагеря вдоль реки росла облепиха. Там и сям виднелись эдельвейсы. Пока не начался поход, дежурство расписано не было. Поэтому я добровольцем отправился мыть котлы. В качестве губки/ мочалки использовал букет эдельвейсов. Травы и кусты сочные, яркие. Курильский чай (лапчатка), шиповник. Какая же здесь потрясающая природа!

Так как еду мы рассчитывали на пятерых, то Адмирал отправилась в близлежащий хутор или заимку купить картошки для ужина. Пригласил хозяина на чай. Вечером бурят, хозяин этой избушки, с ответным визитом прибыл к нам в гости с сыном и подарил бутылку молока. Парное, вкусное. Пока ужин, пока раскидали продукты по дням и по людям, улеглись только в 23-30, а в 7 по будильнику проснулись.

  

29 июля

На границе были почти в 10 утра и где-то десятые в веренице машин.
Перед открытием КПП водители устраивают гонки по волнистой дороге – кто первый подъедет к КПП – очередь-то живая. Пограничный пункт - одноэтажный домик посреди межгорной долины. Вольер для умной овчарки, деревянный туалет. Люди толпятся перед входом, машины проверяют пограничники, таможенники и служебная собака. Всё неспешно.

Облом ждал, когда нам уже вынесли документы. Оказалась, что у Бори, сына водителя, нет разрешения от матери на выезд в другие страны. Не знаю, о чем наш водитель думал, когда подряжался доставить нас до озера в Монголии. Пограничный офицер заявил, что пропускает наш минивэн, пропускает нас с вещами, пропускает водителя, но не ребенка. Водитель не мог без ребенка. Мы – без водителя. Прям-таки, задачка с лодкой капустой, козой и волком … К счастью, этот пограничный пункт допускал пешее пересечение границы, но одноразовое.

АдмиралЪ пустился в уговоры, предложив:
- Пусть ребенок подождет, а водитель за пару часов сгоняет с нами до озера и обратно
- Нельзя, здесь режимная территория, - был ответ

АдмиралЪ заявил, что за один раз мы все пожитки не перенесем и спросил, можно ли перевезти их на нашем минивэне через нейтральную полосу – эти 100 метров.
- Нельзя!

- А можно ли тогда перенести вещи за несколько ходок?
- Нельзя! Следующая ходка будет считаться возращением в Россию и все проверочные процедуры придется проходить вновь как на вход, так и на выход

- Тогда мы нагрузимся, как муллы и, надорвавшись, умрем на середине нейтральной зоны! Кто станет убирать наши тела?
- Нельзя!

Отступать с погранзоны мы не хотели. Все вещи россыпью подтащили к самой границе. Кроме снаряжения у нас еще был запас еды на первые 10 дней похода. Параллельно мы общались с въезжающими в Россию, расспрашивая их, как добраться до озера. Какая-то женщина, работающая на монгольской турбазе, дала нам телефон монгольского водителя «буханки» (отличный дядька по имени Бато, телефон 98453551, немного говорит по-русски) и даже сама вызвала его с той стороны.

С точки зрения людей в погонах мы, находясь на передних рубежах нашей Родины, «развели бардак». Поэтому непреклонный командир тихонечко сказал, чтобы мы как угодно, но быстро убыли в Монголию. И вот, мы с вещами засновали, как муравьи, перенося скарб через нейтральную полосу.

На монгольской границе — тишь да гладь, никаких очередей и формализма. Маленький домик, входишь в одну дверь, выходишь из другой и по двору опять возвращаешься к первой, где сложены вещи. У границы уже ждала «буханка», которая быстро домчала нас до посёлка Халк на озере примерно за 2.5 тыс. рублей.

Выгрузились на пляже. С одной стороны - купающиеся монгольские дети, у которых наши байдарки вызвали живейший интерес. Подходили, трогали, качали насос. С другой стороны - стадо яков. Массивные, рогатые, длинношёрстные, но очень пугливые. Якам и детям нравилось купаться. Взрослые яки заходили в воду и величественно застывали среди лазурной глади. А когда выходили из озера становились смешными – огромная шерсть, намокнув, слипалась, провисала. Становилось понятным, что не такие уж они и массивные – во многом эту иллюзию создавала богатое шерстяное одеяние.

Мы быстро собрались и сразу отплыли от посёлка до ближайшей рощицы, а там уже искупались и перекусили. Вода в этом месте была довольно тёплая.

Реплика Адмирала: Первые же кадры на озере с яками, пронзительно синей водой, горами стали едва ли не самыми красивейшими фотографиями в этом походе. Воду из озера можно пить в сыром виде. Любоваться оттенками этой воды можно каждый день – не надоест. Сделав буквально 2-3 гребка, я почувствовал, как отпускает вся дорожная суета, заботы рабочих буден, бытовые проблемы. Все становится иллюзорным, никчемным. Эта вода метафизическим образом омывает душу или что-то еще в глубине человека. Безо всяких специальных усилий я переключился в режим «здесь и сейчас»

Прошли мимо турбазы — десяток юрт в голой степи у подножия горы без единого деревца. Что там делать? Непонятно. Только если целый день рыбачить на озере, а на базе только спать и бухать.

Дальше нам надо было пересечь озеро, по расчётам Адмирала около 6 км, наметили точку на том берегу.
Но по мере приближения к ней Адмиралу что-то не понравилось (кажется, он разглядел там машины), и курс сместили чуть левее, т.е. дальше на несколько км. По мере приближения и там ему показалось не уютно - совсем пустынно (ни куста для туалета, ни дровины для костра) и он взял еще левее, т.е. дальше. В общем, как-то так получилось, что вместо одного расчётного часа, мы шли три - без остановки. Так бывает.

Пока гребём, любуемся на виды. Всё в дымке, краски пастельные, синее небо, голубовато-серые горы, бирюзовая гладь озера. Вспоминаешь картины Рериха. Справа от нас бороздит облака главная вершина Большого Саяна – священная гора Мунку–Сардык (3491), у подножия которой раскинулось настоящее восьмое чудо света – вот это наше громадное озеро Хубсугул, гигантское хранилище пресной воды. По сущности Хубсугул - брат Байкала (появилось в одно время с Байкалом в результате грандиозного разлома земной коры), имеет большие глубины, а прозрачность воды - как на Байкале.

Наконец достигли берега, нашли подходящее место для палаток. Рядом небольшая дорога, но кто по ней вечером будет ездить. Выгрузились из лодок. Заночуем здесь. Но безлюдье оказалось иллюзорным.

Вскоре мы услышали приближающиеся детские голоса. Человек 10 разновозрастных мальчишек проехали на конях, некоторые без седла. Потом прошли две женщины, потом нарисовались два неприятных парня. Они постоянно крутились возле вещей, что-то выпрашивали. Ни по-русски, ни по по-английски не разговаривали. Дети прогнали мимо нас стадо яков и другой длинношерстой скотины.

Мы поняли, что спокойной жизни тут не жди... и ушли с байдарками в гору. Там на полочке Адмирал обнаружил уютное место с шикарным видом на реку, горы. Таскать, конечно высоко, но удовольствие и спокойствие того стоят. Пока мы таскали, сгустились сумерки. «Неприятные» парни снова вернулись, теперь уже вчетвером, причем один из них постоянно играл электрошокером, с треском пуская электрические разряды. Хорошо, что мы не из пугливых. Мы продолжали деловито обустраивать лагерь, не обращая внимания на этих маргиналов. И они, заскучав, удалились искать приключения в других местах.

Когда стемнело, мы любовались шикарным звёздным небом. Кроме как в горах, такого нигде не увидишь, темно-синий бархат расшит миллиардами звёзд, все они светятся, мерцают, И Млечный путь раскинулся над нами, и почти полная оранжевая Луна подсвечивала лагерь. В общем, вечер удался. Спать разбрелись в 0-30, почти без сил.

  

30 июля

Редкий случай проснулась в 7 утра по будильнику. Прекрасное солнечное утро, все выспались и адаптировались к 5-часовой разнице во времени. Дежурный Тоха сварил кашу «5 злаков» с живыми персиками и орешками.

В 10-40 стащили весь наш скарб с горы и встали на воду. Режем залив, устремляясь на мыс полуострова. Встречный ветер и небольшая волна. Очень красивая вода, меняет цвет от глубины, освещения, времени суток от нежно-салатовой, светло-изумрудной, бирюзовой до ярко-лазурной, на глубине переходящей в индиго, а когда солнце прячется, то ощущение, что плывёшь в густых чернилах.

Мы шли 1 час 10 мин. Одинокого Тоху сносило ветром, он отстал на 40 мин, поэтому стали меняться байдарками: Доктор на одиночке, Тоха со мной на месте Доктора.

На стоянках яркие цветы — фиолетово-синий львиный зев, дельфиниум, розовые нивяники (похожие на ромашки), очень яркий иван-чай.

В обед отпускаем мужчин на гору. Сами с Олей варим борщ. Свежими овощами запаслись в еще Иркутске.

Последнюю ходку Адмирал разминается на одиночке, Тоха идет с Олей. Доходим до высокого скального мыса, прячемся в заливе, солнце бьёт прямо в глаза, ничего не видно, куда идти, что на берегу. Но находим-таки плоскую полочку, там и ночуем.

Весь день сегодня менялась погода. С утра — жара, потом подул холодный ветер, вдали столбы дождя, гроза с молниями, но всю непогоду пронесло мимо, а нам достался 5-минутный грибной дождик, после него ветер стих и опять потеплело.

Вечером наблюдали гигантскую луну в огромном оранжевом ореоле, звёзды высыпали, но уже без Млечного пути. На воде шикарная лунная дорожка.

Перед сном в палатке Оля обнаружила Володины ночные гольфы с биркой «Чулки женские». Веселью не было предела. Так до конца похода вид этих гольф неизменно приводил Олю в радостное настроение.

  

31 июля

Сегодня дежурит Вова. Встаём с ним в 6-15. Кружечка горячего кофе в тишине спящего лагеря — это особое удовольствие.

9-50 выход, срезаем бухту, идём к мысу 4 км. Мы с Доком пролетаем за 45 мин и полчаса ждём остальных. Место прекрасное для лагеря, жаль, вчера не дошли.
Дальше 8 км через залив, понимая, что Тоху опять будет сносить, цепляем его к своей байдарке. Эффект есть, идём кучно где-то 1час 10мин.

Ланчуем на длинном пустынном берегу. Огромный галечный пляж. Видимо, в шторма волны перемалывают здесь все. Метров на 10 от воды берег исключительно из каменных окатышей. Прозрачность потрясающая даже в период волнения. Чуть дальше от воды за галечным валом появляется травка, потом лиственницы. Еще дальше – болотце. Солнце и ветер. Купаемся, стираемся и тут же сушим белье, украсив им деревья.

Пока закипает чай, обследую берег, нахожу на болотце цветок – «родиолу розовую». АдмиралЪ, вооружившись ножом выкапывает корень. Часть завариваем в чай, остальное кидаем в водку. Эффект неожиданный, водка стала розовой, вот откуда название, а по виду корня и не скажешь. И вяжущий вкус проявился, а в чае ни того, ни другого не чувствовалось.

Идём от мыса к мысу две часовые ходки до обеда. Штиль, гребля размеренная медитативная, рассматриваем окружающие пейзажи. Вдоль берега горы - сплошь правильные пирамиды, на одну треть снизу зелёные, как будто кто-то обтёсывал и покрывал краской. Их сменяют горы-динозавры, сплошь зелёные, с гребнями, с лапами и мордами, спускающимися в озеро.

Неожиданно поднялся ветер, разогнал небольшую волну, похолодало. На солнце еще тепло, а вот в тени сразу хочется одеться. Левый противоположный берег выглядит, как гигантский шоколадный торт, щедро политый взбитыми сливками облаков.

Вода прозрачная, глубина метров 20, а на дне видны узоры в виде черепашек от лучей солнца. Какое-то время солнце так светило, что мы с Доком любовались на свою тень на дне озера, словно ещё одна байдарка идёт внизу. Вода голубовато-серебристая.

Встали на мысу, на косе между заливом Хубсугула и маленьким озерцом. В озерце гнездятся гуси-лебеди и вода тёплая, с утра прогретая солнышком. Я сразу искупалась. Очень приятное светлое место. Мужчины выложили прибойные бревнышки на берегу вокруг костра, имитируя скамейки. Будем ужинать с видом на залив, горы и озеро. Палатки поставили в лиственницах, укрыв их от ветра и случайных глаз.
Во время готовки и ужина наслаждались закатом. Доктор сравнил его с розовым зефиром. С другой стороны бухты пастуший домик с дымком и привязанным конём.

На обеде собрали чёрную смородину, ещё недоспелую, тоже пустили в водку, а листики в чай. Приятный неспешный вечер, с вкусной едой, с разговорами. Иногда такое случается.

Мы с Олей пошли в палатку, выполнять косметические процедуры, а мужчины отправились на прогулку по косе к горам. Когда они подошли к лесу, оттуда раздался волчий вой, да не одиночный, а целой стаи, слышно было повизгивание щенков. Видимо недалеко было их логово. Мы с Олей в палатке задумались, что же нам делать, если мужиков съедят… К счастью они вскорости вернулись. Когда все улеглись и почти уснули, раздался повторный вой, и, казалось, стал приближаться.

Женщины напряглись, а мужчины счастливо заснули. Из другой палатки кашлянул Антон, я обрадовалась, что его не съели. Волчий вой вживую и достаточно близко я слышала первый раз в жизни, скажу, это не самый приятный звук для засыпания.

Реплика Адмирала: У нас с Доктором есть традиция вечернего моциона. Привычка отчасти вынужденная. Пока девушки в палатке справляют свои маленькие женские радости – чистят перышки, намазываются десятком пахучих мазей, масел, притираний, мы созерцаем небо, неспешно прогуливаясь вблизи лагеря. Есть в этом что-то от прогулок греков-философов. Не в том смысле, что мы такие же умные, а в том, что аура подступающей ночи подталкивает к обобщениям и выводам, мало связанным с сиюминутным.
В этот раз мы гуляли втроем, направляясь галечным пляжем по косе к берегу.

Я помнил, что примерно в километре от нас на берегу днем у пастушьего домика стояла привязанная лошадь. К вечеру она исчезла. Я думал, дойти до этого домика. Но пройдя лишь четверть пути, мы услышали четкий громкий вой, похожий на волчий. Монгольские лошади обычно гуляют без пастухов и привязи. Но иногда, возможно, в воспитательных целях их все же привязывают. И я забеспокоился, как бы волки не съели ту дневную лошадь. Мы прошли еще немного, и к первому голосу присоединился второй. Потом третий. Мы невольно замедлили шаг. Когда уже 5-6 волчьих глоток запели многоголосьем на манер белорусских «песняров» или грузинского застолья, мы остановились. Нам явно намекали на что-то. Мне стало неуютно с пустыми руками. Видимо эти звуковые частоты, пробудили какую-то генетическую память.

Даже в медвежьих краях на Дальнем Востоке мы никогда не берем в поход оружия. Человек не является звеном в пищевой цепочке косолапых. С ними главное – корректно разойтись. Полагаю, что и волкам с нами тоже не смысла воевать. Вокруг столько домашнего и полудикого скота любого размера, что мы им никак не нужны. А воют они, вероятно предупреждая нас, что мы забрели в их логово.

Я все-таки отыскал дубину в выброшенной штормами куче валежника и предложил пойти в лагерь. Думаю, даже, если бы мы не повернули, волки бы нас не тронули. Но это – их дом, а мы здесь лишь гости. Вернувшись, мы поинтересовались, слышали ли девушки эти песни. Оказалось, что да, даже очень. Звук хорошо разносится в вечернем воздухе.

Кто-то спросил, будем ли вводить ночное дежурство. Я ответил, что совершенно незачем. В палатках ночью нам ничто не грозит. Да, любопытные щенята волков, лис, барсуков вполне могут прокрасться в лагерь. Нашкодить, утащить ботинок, опрокинуть котелок, растрепать пакет с едой, если ее не убрали под полог палатки или не подвесили на дерево. Но мы сами вне опасности. Мы дежурим ночью только в краю медведей.


  

1 августа

Встала в 6-15. Чудесное утро, рассвет разгорается, на маленьком озере плавает парочка лебедей, вокруг палаток носятся бурундучки, с интересом обнюхивают наши гермы. Слышно, что на Хубсугуле ветер, и бьёт прибойная волна, а в нашем заливе укрытом хребтом и деревьями тишь да гладь. Волков не слышно.

Дежурный сегодня Коля, а их экипаж любит поспать, так что сама развожу костёр и варю кашу.

Вышли в 9 — это рекорд. Надо резать бухту — километров 6, поэтому Тоху пристёгиваем к себе. Идём хорошо, попутная волна помогает. За час пересекли залив и вдоль берега дошли до следующего мыса. Там обнаружили покинутое стойбище. Домик пастухов и множество построек, загонов для скота, но ни людей, ни животных. На щедро удобренной почве бурно растут травы и цветы. Местами толщина сухого навозного пласта превышает один метр. Обошли постройки, мужики поиграли в быков на корриде.

Следующую ходку иду с Антоном, Док один. Проходим ещё несколько стойбищ, все без людей. Может это зимние квартиры? Спросить не у кого.

Устраиваем фотосессию у высокого скалистого мыса, испещрённого гротиками и пещерками. За ним в лиственничном бору встаём на ланч. Мы - возле самого среза воды, а сверху метров 10-15 над нами плато с красивыми ярко-синими шарами — местная разновидность чертополоха. Сверху ещё заметнее красота воды, чередование полос всех оттенков от темно синего, до светло-голубого и чуть зеленоватого.

Опять идём с Доктором, видим гигантские заросли цветущего иван-чая, останавливаемся. Поджидая остальных, набредаем на ритуальное дерево — место поклонения Бурхану. Всё обвязано специальными шарфиками (хадак), висят пачки плиточного чая, стоят белые пиалы. Это может быть место поклонения божеству – Будде, Бурхану или место, где раньше был кто-то похоронен. Ни каких табличек. Те, кому надо, и так знают.

До обеда идём среди туч, то есть вокруг озера и даже над ним вдали тучи, а над нами солнце. Останавливаемся среди выбеленных, высушенных солнцем и ветром коряжек. Очень удобно, на одно бревно садишься, на другое перед собой ставишь миску и бутерброд, всё это с видом на озеро на самом берегу. Сегодня показывают кино про грозу, кругом столбы дождя, кое-где небо пронзают молнии, а у нас хорошо. Подъехал немец на лошади, тоже тут путешествует. Удалось погладить его коняжку.

Дальше нам надо обходить косу. Тоха пошёл вдоль берега, а мы с Доком собрались резать бухту.
Едва вышли из скального прикрытия на открытую воду, как поймали шквалистый ветер с дождем, который стал отжимать нас прочь от берега. Срочно напряглись и прижались к суше, крадясь дальше в ветровой тени. Но отжимной ветер усиливается, даже у самого берега гребля становится вязко тяжелой. Останавливаемся, пережидаем заряд непогоды.

Косу обходим почти по штилю, но с дождём. Ищем место для стоянки. Долго ходим по берегу. У воды хорошо, но ветер выдувает все тепло. В лесу тихо, но высокая мокрая трава. Вроде победил лес, перетаскиваем вещи вглубь. Дождь стал тише, ветер тоже. Коля с Доктором опять стали бродить по берегу, рассматривая места для стоянки. Мы с Тохой и Олей покорно наблюдаем за процессом выбора. Док с Адмиралом, оба в защитных от дождя пончах, продолжают бродить.

Тоха задумчиво изрекает: «Вот что бывает, когда Сусанин встречается с Моисеем…» Очень похоже. В результате опять переезжаем на берег. Мощная прибойная волна, как на море. Хорошо, что мы пристали еще до того, как она разгулялась. Ужинаем под дождём, а вот чай пьём уже под просыхающим небом.

Когда еще только высадились, к нам пришёл голландец, рассказал, что тоже путешествует на каяках с двумя детьми, что его стоянка недалеко, звал в гости. Часов в 10 вечера, переделав всю необходимую лагерную работу, мужики пошли с гостинцами в иноземные гости. Вернувшись, рассказали, что застали там спящий лагерь. Будить не стали.

  

2 августа

Сегодня мое дежурство. Встала в 5-30, потому что легла вчера рано. Светлое утро, чистое солнце. От вчерашней непогоды и следа не осталось.

Пока готовила завтрак, отпустила остальных к голландцу. В этот раз сходили успешно, пообщались.

Реплика Адмирала: За хорошим разговором проходишь километр, не замечая пути. Но в моих универсальных водно-пеших тапочках после вчерашнего шастанья по мокрым кустам клепка натерла ногу. Поэтому показалось, что утром до голландцев мы шли дальше или дольше вчерашнего.

Палатку они уже свернули. Лодки у воды. Любопытной формы костер (см. фото). Экономно-безопасный вариант. Эх, не помню, как звали отца семейства. Он чуть сдвинул дрова, огонь снова вспыхнул. Сверху был водружен котелок для чая. Мальчик держался вдалеке у лодок. Девочка переходного возраста расположилась чуть ближе.

Я достал карту, и мы занялись ритуальным капитанским действом – вождением по ней пальцем.
Рассказывали друг-другу, кто откуда и куда гребет.

Как я понял, он стартовал из туристического лагеря, который мы минуем сегодня или завтра.
Двигаясь нам навстречу, он хочет дойти примерно до того места, где нам встретились дети-пастухи.
Затем планирует перейти в режим пешего похода. Подняться тропой вверх по одной из речек (ручьев), впадавших в озеро и затем верхней тропой вернуться к точке старта.

Масштабы не сопоставимы – у нас сотни километров, у него - десятки. Но какой же он молодец – вот так легко выдернуть детей из уютной Голландии (Нидерландов) в дальние дикие страны. Как я понял, Сибирью (а Северная Монголия, на мой взгляд, это часть Сибири) он «заболел», работая на стройках в районе Енисея.

В таких самостоятельных походах всегда не просто тащить с собой средства передвижения. Он решил эту проблему просто – купил уже на месте две смешные недорогие китайские лодки-надувнушки. Они напоминали мне детский бассейн, матрас и саркофаг одновременно. Не знаю, каково в них плыть (думаю, что страшно и не удобно). Но зато нет проблемы багажа при перелетах и переездах. Доплыл куда надо. Сжег и свободен.

Мы обратили внимание, что всего за несколько дней похода у него потрескалась кожа на руках. Доктор посоветовал ему чаще мазать руки кремом – они даже обменялись названия лекарственных мазей. Я же рекомендовал ему чаще использовать местные травки, как источник витаминов и тут же показал иван-чай и лапчатку.

Правда, на обратном пути я подумал – кто их знает этих воспитанных на химии европейцев – вдруг он лапчатку с лютиком перепутает. Но Доктор меня успокоил, предположив, что они на нас тоже смотрят, как на чудаков и когда мы уйдем, он выкинет даже те травки, что ради меня бросил в чай, и будет жить на своей химии. Кстати, он нас угостил голландским кексом. Безвкусным и полным консервантов – такой просто не сможет заплесневеть ни в какой сырости. Бытовая культура у нас разная. А встреча получилась хоть и короткой, но теплой.


Потом мы обходили выступающие в озеро песчаные косы. На косе видели монголов-рыбаков на машине. Адмирал не поленился, подплыл пообщался с ними. Те рассказали, что рыба в озере все же есть, но ловится не просто – посоветовал ловить в реке. Но рекомендовал выбрать не тот приток Селенги, на который нацелился АдмиралЪ, а другой – более глухой и дикий, отделенный бездорожными горами. АдмиралЪ и сам хотел в глушь, но сомневался, что мы успеем к самолету – тот глухой участок был длиннее и без возможности выбраться оттуда досрочно в случае форс-мажора.

Ланчевали на красивом пустынном берегу в глубине бухты, сверху лиственничный лес, сбоку обрывистый берег, Ветры так обработали песчаник, что с воды полное ощущение мощёной набережной.

В районе очередного мыса начались сплошные турбазы — юрты, вигвамы, просто домики, лошади, дети, толпы народа. Мы уже отвыкли от такого многолюдья. Последние 2 ходки усилился ветер и волны, к счастью всё попутное, так что мчались быстро.

На обед расположились на очередном мысу, высоко-скалистом, а потому безлюдном. Но вверху обнаружилась прекрасная полянка, видимо, место отдыха конных маршрутов. Там и расположились. На склонах росла черная смородина и лапчатка. Место шикарное. Вид с высоты на предштормовое озеро – потрясающий. У нас еще солнце, но издалека наползают не просто темные, а местами чернильные тучи. Нам идти навстречу этому хмурому фронту.

Последний на сегодня переход длинный, так как надо было выбирать место для лагеря в условиях весьма обжитого берега. Турбазы толкались вплотную к друг другу. В результате мы встали на косе, похожей на полуостров, поросший лесом. В хорошую погоду популярное место для пикников, поэтому изрядно загаженное. Но нынче прохладно, ветер, волны всё усиливаются, поэтому конкурентов и соседей у нас не было. Лишь бурундуки и белки.

Едва успели поставить палатки и приготовить ужин, как начался дождь. Так что поели быстро и в 21-00 завалились спать. В 1-30 Доктор услышал крадущиеся шаги вокруг палатки, потом покашливание и потрескивание костра. Решил проверить, что за наглые аборигены хозяйничают в лагере, вылез и нашёл насквозь промокшего Тоху, пытающегося просушиться у костра под непрекращающимся дождем. Палатка у него старенькая однослойная без тента. Целлофан он взять забыл (а мы предупреждали), поэтому проснулся, от того что плавал в луже, а сверху капало. Забрали его к себе пятым в нашей четырехместной палатке. Тесновато, зато все сухие и теплые.

  

3 августа

В 7-00 прозвенел будильник в часах, я почувствовала, что выспалась. У дождя затишье, поэтому вылезла, за мной Доктор, хотя дежурные Коля с Олей. Их экипаж по утрам так сладко спит, что жалко будить, проще самим сделать завтрак.
Успели развести костёр, поставить котлы, и … опять зарядил дождь. Пили кофе и варили кашу уже под ним. Подали кашу и чай в палатку дежурным и Тохе, а сами 3 часа грелись у костра. Благо вокруг было полно трухлявых пней, которые давали прекрасный жар, мы даже подсохли, несмотря на дождь.

В очередное затишье вылезли все, быстро собрали лагерь и в 12-30 стартовали. Штормило, но не сильно. На всякий случай Доктор сел на одиночку, а Антон со мной.

Обошли косу и направились к противоположному, более дикому, безлюдному берегу. Пока шли, заметили небывалую активность на воде. Куда-то постоянно пролетали моторки, катера, хотя до этого дня, мы их вообще не встречали на озере. Когда подошли к берегу, поняли, куда они сновали.
Высокий узкий скальный мыс, как корабль, врезался в озеро. Тоже священное место «овоо», Бурхан.
Подъезда с берега не видно. Непрерывным потоком экскурсантов подвозят по воде. Там люди очень быстро минут за 15 успевают забраться наверх, принести жертву (зерно, чай, деньги). И их тут же увозят. Со скалы открывается прекрасный вид на озеро. Но предприимчивые лодочники людям на медитацию времен не дают.

Реплика Адмирала: Основной дождь обходил нас с фланга. Нам достались сильный ветер и низкие клочковатые тучи. Поскольку ветер дул с обеда, он успел раскачать воду. Поверхность покрылась валами. Волна получилась длинной, не очень крутой, похожей на морскую. Мне в такой очень комфортно. Мой матрос, видимо чувствуя мою уверенность и расслабленность тоже вел себя очень достойно, хотя у Оли это был первый опыт больших пространств на байдарке.

Мы спокойно плыли, поворачивались под волну боками и кормой, фотографировали Доктора, который то взлетал на гребень, то скрывался от нас, проваливаясь между волн. Мы шли точно на скалу, над которой развевались ритуальные ленты. Редкие монголы, забравшиеся на вершину и не боящиеся, что их сдует, фотографировали нас. Это действительно живописное зрелище – крохотные байдарки среди разгулявшейся водной стихии. Моторки, подвозившие экскурсантов, прятались за мысом в ветровой тени.

Мы высадились на берег, забрались на вершину. Вид открывался прекрасный. На верху вечно голодные голуби склевывали ритуальное зерно. Трепетали придавленные камнями купюры, принесенные в жертву. Мы не сразу поняли, что деньги – это тоже в жертву. Еще на подъеме сперва мне, потом Доктору попались теньге, которые мы подобрали по одной бумажке на сувениры. Нам это потом аукнулось. Но это потом, а здесь на вершине казалось, что мы рассекаем бурное море, стоя на носу корабля. Ветер раздувал одежду, порывами дергал нас самих. Хорошо!


Дальше режем огромную бухту, идём к очередному мысу пустынного левого берега. Пока шли, дождь прекратился, выглянуло солнце. Мы радостные встаём на обед, переодеваемся в сухое, развешиваем мокрые вещи, даже собираем для просушки палатку. Выбираем живописное место для костра с видом на разноцветную воду и небо. Не успеваем его зажечь (на ветру и с мокрыми дровами костер нужно сперва правильно подготовить), как неизвестно откуда опять наваливается дождевая туча. И всё в обратном, авральном порядке - прячем вещи, переодеваемся в мокрое. Немного ждем, пытаясь разглядеть в тучах просвет.

Тучи не внушают ни какого оптимизма. Стоять под дождём холодно, на озере усилился волны и ветер, грести в этой ветреной сырости тоже не хочется. Уходим чуть вглубь леса, разводим большой пионерский костёр, кипятим чай, греемся, частично сушимся (сверху-то опять льет и мочит). Так пару часов пережидаем непогоду.

Наконец ветер и волны ослабли, дождик тоже утомился нас поливать. Используя паузу, быстро двинули к острову, месту предполагаемой ночёвки. На подводной косе лодку крутануло, вспомнили с Доком наш переворот у берегов Сахалина, но тут волны поменьше, и мы настороже, так что выгребли.

Вечером дождя не было, даже удалось подсушить на ветру палатку и коврики. Но Тохин спальник безнадёжно мокрый, так что опять забрали Антона к себе.

Обед мы из-за дождя не готовили, обошлись чаем с бутерами и печеньем, а картошку почистить успели. Так что на ужин приготовили кулеш — пшёнку с картошкой и с мясом.
Выпили за Надюшу, у неё сегодня День Рождения.

  

4 августа

Проснулась около 6 утра, только собралась вставать, как услышала стук дождя по палатке. Это подействовало, как хорошее снотворное, тут же уснула. Около 7 проснулся АдмиралЪ, выйти из палатки тихо у него не получается. Он минут 20 шуршал пакетиками, естественно, спать в это время никто не мог. Дождик, который считал, что тихо шуршать - это его право, обиделся и уполз куда-то на юго-запад.

Коля развёл костёр, разбудил дежурного Тоху, потом к ним присоединилась Оля. Коллективом они сварили вкусную кашу. А я в первый раз в этом походе встала последней, не участвуя в готовке. Зато выспалась и приятно поленилась.

У нас сегодня последний день на озере Хубсугул, переезд в Мурен на реку Селенга. В Мурене надо закупить продукты до конца похода. Поэтому АдмиралЪ настаивает на ревизии запасов. Мне очень неохота этим заниматься. Хорошо, что Оля с энтузиазмом берётся за это нелёгкое дело. Вместе с ней довольно легко справляемся и с ревизией, и со списком закупки. Оля — молодец!

Последние километры по озеру — 45 минут до посёлка Халк. Останавливаемся, как положено, в порту. Там оживлённо. С окружающих турбаз свозят туристов для прогулки до священной скалы, на которой мы вчера были. Их туда возят и на моторке, и на прогулочном теплоходе, три палубы которого набивают под завязку. Среди экскурсантов одни монголы, на берегу тоже ни единого европейца, кроме нас.

Ожидающих экскурсии развлекают, как могут. Несколько закусочных, сувенирка, фотографирование с несчастным, привязанным к деревяшке орлом, или примерка национальных одежд. Мы с Тохой обнаружили мини-рынок, в основном с сувенирной продукцией, но всё равно интересно, с удовольствием там побродили. Ни одного тугрика у нас не было, купить ничего не могли, а хотелось, но обменника не было.

Довёз нас до Мурена приятный Бато на легендарной «буханке». Высадил по наводке Адмирала на пляже позади монастыря. Нас мало, а планы на сегодня большие, поэтому сразу делимся на 2 группы. Мы с Адмиралом и Доктором идём в город, по пути осматривая дацан и статую Будды. У буддистов всё демократично, заходи, кто хочешь, в чём хочешь (мы все были в шортах), всё можно трогать, фотографироваться. Встык с территорией монастыря - парк аттракционов — местный Диснейленд. В монастырских теплицах Тоха выпросил кусок полиэтилена для защиты палатки от протекания, в соседней лавке нам наполнили бутыль чистой водой из скважины.

Реплика Адмирала: От реки к буддистскому монастырю – красивые ворота. Мы в них постучали. Нам не открыли. Открывать было некому, да и забора не было. Врата без забора выглядя весьма символично.
В центре монастыря – храм. Вокруг множество сооружений. Некоторые похожи на часовенки. Есть огромный памятник Будде. И еще множество небольших стел. Если их объединить забором – получится этакая крепостная стена с башенками из этих стел.

К сожалению, это все - новодел 1990 года. «Данзандаржа — небольшой буддийский монастырь в Мурэне построен на месте разрушенного в 1937 году старого крупного монастыря»
Тот древний дацан создаваться в 1808 году. В нем были и медицинский, и астрологический дацан.
Вокруг монастыря возник город, ныне именуемый Мурэном. В период расцвета здесь проживало несколько сотен монахов.
В период репрессий все ликвидировали. Остался только город, похожий на поселок. Согласно информации их интернета сегодня здесь проживает около 40 монахов, «имеется крупное собрание танка»

Вход в храм был закрыт. Вокруг здания вдоль стен – вертикальные латунные барабаны с начеканенными на них молитвами. Можно ходить по периметру храма и последовательно крутить эти барабаны. Каждый их оборот отправляет молитву в небо.


Прошлись по главной улице города, заходя по дороге во все банки, в надежде обменять рубли или доллары на тугрики. В нескольких банках обмена валюты не было, как класса. Там же, где эта опция присутствовала, мы получали талончик в электронной очереди, в одном банке были 20-ми, в другом 11-ми. И вдруг, о, чудо, как раз напротив супермаркета, в котором планировалась дозакупка, нашёлся банк, где был обмен, но не было очереди. Всё срослось.

В супермаркете организованно разделились. Доктор с Адмиралом работали в паре, очень вдумчиво. Особенно долго выбирали сладкое и водку. Потому что компетентные в этих вопросах.

Меня удивило:
- множество товаров с русскими этикетками, российские, украинские, белорусские;
- отсутствие сырого мяса и рыбы, даже полуфабрикатов, даже отдела такого нет (может, для упреждения эпидемий?);
- полное отсутствие сыра, только плавленные сырки, и то импортные;
- очень небольшой выбор колбас, а мясо варено-копчёное было вообще только одного вида, правда, вкусное;
- молоко и молочные продукты тоже скудно представлены, ни тебе йогуртов, ни кефира, ни ряженки и т.д.
И это страна, где животноводство развито столетиями.

Хлеба там тоже не было, специально пошли за ним в пекарню, благо, не далеко. При пекарне магазин. Выбор ограниченный, всего 5 видов хлеба, но зато всё свежее, взяли разные на пробу. Весь хлеб хороший, но особенно нам понравился горчичный (жёлтоватый и сладковатый).

Вернувшись на пляж, отпустили Олю с Тохой в город, а сами занялись стапелем — надуванием байдарок и укладкой вещей. Вокруг шмыгают сомнительные личности – люмпены, алкоголики, праздношатающиеся. Но к нам не пристают. Да и нам не до них – торопимся собраться и выйти.

Около 8 вечера стартовали. Речка (один из десятка ее рукавов) мелкая и грязная. Частенько чиркаем по дну и садимся на мель. Поэтому скорость небольшая. А нам нужно до темна выйти из жилой зоны. Долго ползли городом и пригородом. По берегам много отдыхающих монголов на машинах. А по правому незаселённому берегу стада коз. Оля: «Столько козлов сразу на меня ещё никогда не смотрело»
Населёнка наконец закончилась. Но места голые, безлесые. Приход темноты ускоряет черная дождевая туча, которая висит, пугает предгрозовым ветром, но терпит, терпит и не поливает нас накопленной влагой.

Встали почти на ощупь около 22-00 на небольшом острове, поросшем ивняком. В кустах то ли птички, то ли летучие мыши трепещут крыльями. Пока возились с ужином и палатками прошло ещё 2 часа, легли в первом часу ночи.

  

5 августа

Доктор – дежурный. Поднялись с ним в 6-00. Отличная погода. Видели лебедя и кучу сорок, пока готовили завтрак.

Идём до ланча у ручья. С одной стороны реки - горы, скалы, с другой - степи. Стада коров, овец. Отдельно козлята — маленькие, смешные, прям скотские ясли. Периодически встречаются одинокие юрты, через каждые 500-1000 метров видим у реки насосы, качающие воду на поля. Посадки с реки не видны, не понятно, что выращивают.

Видели лису, она около километра бежала вдоль берега параллельно с нами. Доктор предположил, что будет нас сопровождать до вечера, а ночью попытается стащить продукты. Очень много птиц - цапли, журавли, горные гуси серые и белые, бакланы, орлы, коршуны. Гусята очень смешно бегают по воде перед байдарками.

Довольно жарко, на ланче - водные процедуры, постирушки. На солнце и ветерке все мгновенно сохнет.

На обед встали у горы. Пока разводили костёр, мимо проехал монгольский ковбой на коне, через 5 минут проследовал обратно, видно просто из любопытства, хотел на нас посмотреть, но общаться не стал.

Лодки бросили на мелководье в камнях, оттуда не унесёт течением, а на таком жарком солнце их лучше держать в воде, а то баллоны могут лопнуть. И вот наблюдаем, как вокруг лодок плавает чёрная утка (позже выяснялось, что это баклан). С интересом их осматривает, чуть ли не обнюхивает.

Байдарки Дока и Адмирала синего цвета, а у Тохи, красная, самая новая и красивая. Баклан выбирает её, запрыгивает и по-хозяйски располагается, чистит пёрышки, причём на носу, то есть на матросском месте.

Картина умилительная и очень смешная. Мы дружно хихикаем над Тохой. Он большей частью идёт один, а тут появился матрос. Антон радостно соглашается: «А звать её я буду Дашей». (Хотела с нами пойти девушка Даша, но почему-то не собралась.) С его лёгкой руки, всех встречающихся бакланов, мы с тех пор звали Дашками.

Доктор с Адмиралом осторожно крались к лодкам, мечтая заснять эту картинку, и абсолютно напрасно боялись, Дашка совершенно не боялась людей, с удовольствием позировала всем желающим.

Разведя костёр, мужчины полезли, как водится, на гору. Любят они покорять вершины. Оля пошла по следам монгола, надеясь увидеть юрту, а я осталась варить суп, поскольку мы дежурные.

После обеда идём ещё час и встаём под горой в долине. На другой стороне реки стойбище - три юрты, стада коз и коров. Не прошло и получаса, как два монгола пожаловали к нам в гости каким-то чудом преодолев реку. Один немножко говорил по-английски. Спросили: хотим ли мы молока. Мы думали - предлагает купить, согласились. Они в скорости ушли, вплавь, через реку.

Неторопливо поставили лагерь. Антон, напуганный полным затоплением палатки во время дождя, теперь по вечерам строил мощную защиту. С боков прикрывал палатку байдарками, сверху монастырским целлофаном, а поскольку он был коротким, то в ход шел еще и плащ Доктора вместе с чехлом от рюкзака. Со стороны это сооружение выглядело, как бомжацкое пристанище, но цель свою выполняло, больше он не промокал.

Сварили еду, поужинали, уже и думать забыли о монголах. И тут они вернулись с 5-литровой флягой козьего молока, и большим контейнером с сушёным сладковатым творогом - арулз и печеньем. Все в мокрых одеждах, ибо переплывали, не раздеваясь.

Мы обрадовались, с удовольствием всё пробовали, оказалось вкусно и интересно. От денег они отказались, сказали, что просто угощение. Мы развели костер пожарче, чтобы обсушить ребят. Все-таки уже темнело и холодало. Хотели напоить их своим чаем, но ребята сказали, что сварят нам «монгол цай». Это оказалось молоко с водой и совсем чуть-чуть заварки, но вкусно. Угостили их нашими конфетами, хорошо пошли.

Пообщались, как могли. Они обсохли у костра, и чтобы опять не мокнуть, Адмирал перевёз их на другой берег на байдарке. Расстались довольные друг другом. Перед сном над горами появилась луна, очень большая и яркая. Стало очень светло, без фонариков можно было ходить.

Реплика Адмирала: Горы и море – две стихии, где душа поднимается над суетой, ощущает «волю вольную». Поэтому к ним так тянет. Пусть даже, не снежник, а просто гора. Почему девушки это так не чувствуют, предпочитают отсидеться внизу?

Когда перевозил монголов через реку, уже наступила ночь, но еще без луны. Мрак, ни звезды.
Ни какого ориентира. Переправляемся на тот берег, ориентируясь лишь по течению воды. Гребу я один, понимая, что направление на тот берег – это значит – перпендикулярно течению. Но если плыть перпендикулярно, то за время переправы нас снесет сильно вниз по течению. Значит, грести нужно «вверх и чуть вправо».

Я гребу, пассажиры молчат. Тишина, лишь плеск весла, журчание воды. Вспомнился мультик «Ёжик в тумане». Тем более, что где-то напротив нас на том берегу я еще в сумерках разглядел лошадку. Берег наскочил на нас неожиданно – ударом каменистого дна. Ребята быстро выгрузились, наскоро попрощались. И я обратно – на территорию сказки, в гости к Ёжику в тумане.

Чуть позже набежал ветерок и разнес все тучи. Звезды, луна, костер. Мы еще неспешно попили чайку, обмениваясь впечатлениями от визита гостей и вкуса их продуктов.


  

6 августа

Ночью был дождь, но не сильный. Я проснулась около шести, вылезла из палатки, как раз солнце вставало из-за гор. Это всегда впечатляющее зрелище. Дежурный Коля сладко спит, а я сварила для разнообразия мамалыгу с сыром на натуральном молоке. Народу понравилось.

День очень жаркий, купаемся на каждой остановке. Скалы и горы сегодня красноватые.

После ланча набежала тучка и даже брызнул несерьёзный дождик.
Зашли на турбазу, за попросить чистой воды (турбаза Five Rivers tour camp – это несколько административных деревянных домиков и множество гостевых юрт). 6-литровая бутылка у нас всего одна. Кое-кто не отработал свое задание – не купил бутылку в Мурэне. Но выход есть всегда. Назначили «бурдюком» мою ручную кладь — гермомешок с лямками. Довольно удобно, туда сразу литров 20 заливаем и дня на 2 нам хватает.

Начальник турбазы знал немного по-русски, чуть больше по-английски. Приятный, симпатичный парень. Правда, понял нас не сразу. На вопрос – можно ли у них попросить чистой воды, он кивнул и что-то скомандовал своим людям. Через три минуты нам вынесли поднос со стеклянными бокалами чистейшей воды с плавающей долькой цитруса. Мы поблагодарили, выпили, но сказали, что нам нужен не бокал, а много литров воды. АдмиралЪ для убедительности потряс бурдюком и показал жестами.

Вскоре нас заправили, как транспорт, из большого бака. Начальник рассказал об их конных маршрутах и зрелищных мероприятиях, даже показал небольшое видео на смартфоне. Запомнились яркие краски неба и цветных одежд всадников.

Сразу после турбазы - слияние 2-х рек. Довольно необычное — т-образный перекрёсток — две реки встречаются лоб в лоб и образуют вместе Селенгу. Т.е. именно с этого места река именуется Селенгой (Сэлэнгэ).

На обед встали под могучей скалой, прятались в её тени от жары. Ели борщ с капустным салатом и бутербродами, купались. Рядом табун лошадей спустился с гор, ломая деревья. Я, как раз гуляла в лесу и столкнулась с ними. Они покивали мне головами, но близко не подпустили.

Идём дальше. Впереди адмиральская байдарка. Мы с Доктором наблюдаем чудесную картинку — вороной жеребец заметил из леса первую лодку, выскочил на берег, на всём скаку вошёл в реку, догнал Адмирала с Олей, сделал перед ними показательный круг очень гордым аллюром и ускакал в другое русло.

Набежала тучка, жара спала, а вскорости началась гроза. Вымочила нас до нитки. Все были раздетые и разомлевшие от жары, переодеться не успели, а дождь холодный. Пока гребёшь, то не мерзнешь. Так что шли на полчаса дольше, чтобы не вставать лагерем под дождём. Зато догребли до чудесного места — маленькая долинка, поросшая лесом, между горой и рекой.

Дождь закончился, выглянуло низкое заходящее солнце. Мы переоделись, согрелись и подсушили вещи. Вечернее светило окрасило берег оранжевым цветом, все стало немного сказочным.

Когда поставили палатки, к Антону на хутор (он встал вдали от нас) пришёл вороной жеребец. Так и пасся там весь вечер. Тоха не стал менять привычки. Красавца коня он тоже назвал Дашей.

  

7 августа

Тёпл

  

8 августа

В 8-00 наше

  

9 августа

Тёпл

  

10 августа

В 8-00 наше

  

11 августа

Тёпл

  

12 августа

В 8-00 наше

  

13 августа

Тёпл

  

14 августа

В 8-00 наше

---



Написать письмо автору

Выйти на главную страницу

Copyright © "СтранникК" (экс "Василич и К")
Вы можете использовать любые материалы сайта www.StrannikK.ru
Но, пожалуйста, со ссылкой на авторов