Версия от 18.07.07

Адыгея 2007:

Снежная слепота, дикий капитализм, казаки и др

30 апреля - 7 мая 2007 г.
Автор: Николай Комлев
Фото: участников похода

Снежная слепота. Вот - пожалуй, самое яркое для меня впечатление от этого похода. Я услышал о ней еще в детстве из фильма с Высоцким "Вертикаль". Помню, как это удивило. Как, почему простой снег лишает зрения? Там один из героев, ослепнув, упорно шел среди скал и пропастей на ощупь с наглухо завязанными глазами. Никогда не думал, что случится испытать это на себе. А тут случилось. Сначала я, потом Галка и даже проводник Саша - все поймали эту напасть.

Для других, наверное, самым сильным впечатлением стала снежная ночевка под перевалом. Ребята тоже вспоминали кино про альпинистов. Их быт казался чем-то фантастическим. А тут "земную жизнь пройдя наполовину", люди вдруг оказались в похожих условиях. Третьих поразило прохождение Галки над пропастью (так они считали) с завязанными глазами.

Да, пожалуй, каждый день этого несложного, в общем-то, детского похода был похож на отдельно прожитую маленькую жизнь. На вопрос - "Зачем вы туда идете", каждый раз отвечаешь по-разному. В этот раз у меня получилась такая версия: Отдых дома в майские праздники - это банальная пьянка, грядки или пикник. Т.е. ты остаешься в круге старой жизни. Отдых на курортах - это лишь смена декораций. А в нашем походе я прожил за этот же срок сразу 5-6 маленьких жизней.

Может, я так и построю свои записки, как перечень "маленьких жизней". Или нет, терпенья не хватит. Начну, а там - куда кривая выведет. Но сначала - общая формальная часть. При подготовке я пользовался отчетами других. Может и мои записки станут кому-то хоть немного полезными.

Странички фотографий



Где все было и почему именно там?

Почему я выбрал Адыгею? Так сложилось. Есть, конечно, манящий Китай, Тибет, Курилы. Но это довольно дорого, к тому же, в такую даль лучше лететь на более долгий срок, чем майские праздники.

Флюгер моих размышлений развернули в сторону Кавказа старые знакомые из Команда-46 (г.Курск). Они предложили мне пойти в кавказскую пешку инструктором. Я был, в общем-то, "за", рассчитывая, что всю организацию похода они возьмут на себя. Но что-то у них не склеилось. Время шло. Я понимал, что так можно и вовсе пролететь. Я подергал знакомых, покопался в Интернете. Выбрал ту часть Кавказа, которая максимально отдалена от горячих точек. Это часть гор нынче принадлжеит республике Адыгея. Нашел несколько дохлых тамошних сайтов (
http://kgbz.narod.ru/
http://www.ecotus.maykop.ru/contacts/index.htm
) Все контакты там мертвы, но общее представление получить можно. И все же один сайт откликнулся. Его хоязин - Сергей взялся помочь нам с проводником. Я не хотел типовых маршрутов, хотел лишь нанять проводника. Сергей, с которым я так и не увиделся очно ни разу, пообещал, что проводник нас будет ждать на перроне, когда мы приедем. В общем-то, так и случилось. Более того, отход и подход к месту старта (местные автобусы и электрички) нам организовала Влада, замечательная девушка из тех краев.

Зачем мы брали проводника? Читая отчеты я видел, что на Кавказе есть много мздоимцев. Легальных (погранцы, егеря) и нагло фальшивых, в стиле Остапа Бендера продающих билеты на ущелья, провалы, горы. С ними надо договариваться. Вот для этих целей я и искал проводника. А поскольку в нашем отряде были дети, то, по моим представлениям, проводник должен был сократить углы рысканья. Т.е. спрямлять вынужденные зигзаги при походе в абсолютно незнакомых местах.

Первая функция проводника оказалась невостребованной. Просто на майские праздники, в условиях необычно глубокого снега мздоимцы еще не вышли на промысел. Что же касается ориентирования, то в условиях населенного Кавказа, можно вполне заменить проводника на хорошую карту и GPS (точно будет дешевле). Правда, наш проводник Саша обладал еще одним полезным качеством - он глубоко знал историю и культуру края. Да что края! Фактически, каждой горы, каждого названия.

Итак, Адыгея. Это часть Краснодарского края, точнее анклав внутри него. Читая форумы краснодарских туристов, я понял, что они ездят в горы Адыгеи примерно как питерцы вылезают в выходные на Карельские скалы, а москвичи на Истру. Бассейн реки Белой географически лежит совсем рядом с Черным морем, от которого его отделяют вполне проходимые горы. Столица Адыгеи - город Майкоп, который в моей замусоренной политикой голове ассоциируется с Майкопской дивизией времен Чеченской войны.

Ближайший крупный город - Краснодар. Но мы ехали на поезде до станции Белореченск, на которой пересели на электричку до Каменномостской (Хаджоха). А обратно ехали автобусами через Майкоп и Армавир. А оттуда поездом до Москвы.

В Белореченске вышли с поезда. В районе плато Лаго-Наки и Оштен
(обведено желтеньким) мы ходили. Через Майкоп и Армавир уехали

Все эти общие описания для поколения Пепси, не имеющего представления не только об Адыгее, но даже о Байкале или Амуре. А для тех, кто туда собирается будет полезно вот что:

Туда мы ехали через Украину. В последние годы этот проезд стал заметно проще. Но всегда есть какие-то особенности. Особенно бдительным нужно быть родителям с детьми. Не забыть справки из школы. Для пап справки, что мама ребенка отпустила (не обязательна, но недавно требовали). А совсем недавно появилось требование для ребенка иметь штампик о гражданстве. Т.е. то, что ты родился в России, еще не означает, что ты россиянин. Нужен штампик. Причем мне показалось, в отличие от 90-х годов, теперь украинские проверяющие стали даже добрее российских.

Туристы, по сути своей выпендрежники. Любимые стропорезы, газ, и прочую сомнительную для поезда экипировку любят разложить как на показ. Погранцы и таможня к туристам снисходительны. Но нельзя же их дразнить.

В Адыгее хорошо работает общественный транспорт. Электрички, например, ходят круглые сутки. Их расписание висит в интерненте и не меняется уже несколько лет. Водитель автобуса вполне может по твоей просьбе догнать другой, уже отошедший от станции автобус, на который тебе нужно пересесть. И все же. Если нужно сменить несколько автобусов, то проще будет заказать микроавтобус в Армавире. Например в этой конторе (телефоны 30000, 77777) или в этой (8-237-44-4-44, 8-237-3-2222, 8-237-2-4444). Они привезут непосредственно к началу маршрута и заберут от оговоренной точки в нужное время. Думаю, что подобную услугу скоро можно будет заказать и от Белореченска или Майкопа.

В тех краях уже понастроили множество частных баз, приютов, отелей. На вид они еще диковатые, но все же. Я сам всегда стараюсь обходить их как можно дальше, но есть любители "цивильного" отдыха. Для них же там усиленно развивается сеть экскурсионных объектов. Т.е. мест, которые нагло приватизируются и становятся объектом зарабатывания денег (пещеры, теснины, ущелья, скалы, провалы).

К счастью пока еще есть и малоокультуренные места. Мы ехали туда, не имея одного четкого маршрута. У нас было два варианта:
- горный массив Тхач (Большой, Малый, Асбестовая);
- плато Лаго-Наки, район гор Оштена и Фишта.

Первый привлекал меньшей окультуренностью. Второй - большей красочностью. Окончательный выбор я сделал уже в Хаджохе. Горы были забиты снегом. Но по словам проводника в районе Тхача снег был рыхлее, склоны круче (хоть и ниже). А у нас в группе была Галка (приехавшая вопреки моим инструкциям в кроссовках, а не ботинках) и Тоха, который так и не занялся собой после позапрошлогоднего похода. Он весил как два ребенка его возраста. Был сильным, но с низкой проходимостью. Поэтому я выбрал Лаго-Наки (твердый снег и пологие склоны).

Те места исхожены еще советским плановым туризмом. Есть тропы, есть маркировка. Но удобных карт мало. Если на Тхач еще есть карта в виде одного листа, то на Лагонаки и Фишт нужно склеивать 4-5 листов. Вообще говоря, местные власти совсем не поддерживают развитие туризма. Как и во многих местах, они просто пилят деньги.

На бумаге я карты склеил. Но "склеивать" файлы мне не хотелось. Поэтому наш маршрут я привожу здесь на примитивной туристической схеме. Сплошной желтой линией отмечен наш пеший маршрут, желтыми точечками - переезд на автобусе.

Сплошной желтой линией отмечен наш пеший маршрут
Места стоянок обозначены палатками. Всего ночевок было 7. В одном месте
мы ночевали дважды


Гуамский марафон

Ехать на юг, к теплу и солнцу, а попадать в снега, - это у нас уже стало традицией. Как и подобает россиянам, мы умом-то вроде бы помним, что в горах лежит снег, но душой надеемся, а вдруг растает. И как сельхозчиновник удивляемся: Надо же?! Опять урожай померз.

В Хаджох мы прибыли часа в 4 ночи. Гостеприимно лил дождь. Спросонья было зябко. Проводник Саша порадовал: "Горы забиты снегом". Вспомнив про Галкины кроссовки и, посмотрев на Тоху, я дрогнул: "Сразу на плато в снега не пойдем". Зачем нам шок? Надо, как Моисей, поводить народ по окрестностям. Пусть акклиматизируюся, заодно посмотрю, как ходят. Мы проехали по дороге в сторону тубазы Лаго-Наки до начала ответвления на Мезмай и вышли прямо в дождь. Из-под капюшонов смотрели заспанные настороженные лица. Пройдя километра полтора по грунтовке, свернули в лес. Зелеными были только пихты и трава. Листва на деревьях еще не распустилась и от дождя не защищала.

Решили сварить завтрак, спрятать рюкзаки в кустах и налегке прогуляться (километров 18-20). Не сразу, но развели костер. Поели. Рассвело. Жизнь налаживалась. Сложили рюкзаки под деревце. Из кучки явно выделялись Баски - красными боками, пронзительно салатовыми накидками. Я до сих пор не могу переубедить конструкторов этих рюкзаковBask, чтобы встроенные чехлы на рюкзак от дождя делали не такой неоновой окраски. Они не верят, что рюкзак могут спереть или утащить из него полезные в сельском хоязйстве вещи. Нашей целью было "красивешее Гуамское ущелье". Шли к нему лесными дорогами. Под горку. Легко, но как-то долго. Невольно в голову заползали сомнения, а как обратно-то добираться будем. Подивились на реликтовый кустарник "па'дубок". Такое вечнозеленое чудо с листьями-лапаками, похожее на домашнее растение в горшочках. Порадовались нежно зеленому цветку "морознику". Дошли до села Мезмай, от которого вдоль реки вилась старая узкоколейка. Проложили ее естественно зэки. Давно. Дорога вела в ущелье. Там она шла высоко над водой по вырубленной в камне узенькой площадке. Не иначе, как в военных целях ее здесь проложили.

Поселок и особенно дорога мне сразу не понравились. Особенно дорога. Наверняка на костях. Старые рельсы давно повело, покорежило, местами скрутило. Но от поселка их уже меняли на новые. Это значит, что ущелье совсем окультурят и ходить туда будеть незачем.

Впрочем, туда, по моему мнению, и сегодня ходить не нужно. Ущелье-то само по себе живописное (высокие стены, поросшие редкими южными деревьями и кустарником; внизу с шумом несется мутная река). Но энергетики там не больше, чем в Москве на Арбате. По единственному пути, вырубленному зэками, прямо по рельсам в обе стороны ползет непрерывный людской поток. Кто-то курит, кто-то сосет пиво, кто-то прямо тут перекусывает. Местами стоят урны. Народ в основном цивильный, привезенный на автобусах и авто.

Обратная дорога показалась бесконечно длинной. Для первого дня надо бы выбрать маршрут покороче. Я вспомнил верное средство отвлечься от усталости. Стал сочинять хокку. Километра 3 пролетели незаметно. В памяти осталась только одна хокку - что-то такое, вроде впечатлений от Гуамского ущелья.
Толпа бежит
А на скале на сантиметр в столетье
Растет, растет самшит
Да помню я про размерность хокку. Но на что нам эти догмы и ограничения? Вот, теперь оправдываюсь. ... мысль устала и перескочила на рефлексию. Придется прерваться.


По снегу, по чистому снегу

И на старуху бывает проруха (так, кажется, говорят). Собираясь в поход, я отыскал в "закромах родины" (на антресолях) очки газосварщика и задумчиво с ними бродил по комнате, пытаясь упаковать так, чтобы не разбить в пути.
- Зачем они тебе, - спросила Надюша (дщерь)
- Ну там, говорят, снег еще не растаял
- Там же нет серьезной высоты. Там же ниже трех тысяч. Возьми очки попроще.
Снегу оказалось много. Он был белым-белым. На солнце эту ослепительную яркость еще как-то воспринимаешь, щуришься. А в облаке просто замечаешь иногда странные световые игры в глазах или даже в мозгу.

Были у меня простенькие пластиковые очки. Но я их по началу не надевал. Я знал, что это обман, что не держат они ультрафиолета. В общем, долго ли, коротко ли, поймал я эту снежную слепоту. И она оказалась совсем не такой, как в кино.

Раньше я думал, что это сродни потери слуха после неудачного ныряния в воду. Ну вроде как выключили свет и все. Оказалось, не так. Эта напасть коварна - имеет отложенный срок действия. Днем ты насмотрелся на яркий снег. А вечером или даже на другой день глазам становится больно от любого света. Да, даже и без света из них непрерывно текут слезы, а под веки как будто насыпали песка. Веки страшно распухают. Глаза болят так, что мешают спать. Суть явления проста. Глаза обгорают так же, как незащищенная кожа. Ультрафиолетовые лучи отражаются от снега и слабо защищаются даже пластиковыми очками.

К счастью, как и обгоревшая на солнце кожа, глаза тоже восстанавливаются. Жаль, что это происходит не очень быстро и на какое-то время ты становишься беспомощным. Я хоть и отлынивал в это время от общих дел, все же обслуживал себя сам. Даже сам шел на переходах (открывал на секунду глаза, через боль старался ухватить расплывающющуюся картинку под ногами, и шагов 20 делал по зрительной памяти). У Галины было еще хуже. Она замотала глаза, да и все лицо черной тряпкой. Сверху надела черные очки. А поверх всего этого натянула панаму до самого носа. На переходах она шла за поводырем Володей. И когда он резко останавливался, Галка с ходу билась лицом о его рюкзак. Надо заметить, что Володя забыл дома миску и кружку. Поэтому ему выдали огромную плошку-салатницу. Именно в нее и врезалась слепая Галка. На железной миске образовалась вмятина. А у Галки помимо слепоты добавился фингал.

Даже когда кризис миновал, мы все еще боялись яркого дневного света. И, как вампиры, оживали только с наступлением сумерек. Кстати, третьим пострадавшим от слепоты был местный проводник Саша.

Человек без лица - Галка с поводырями

Мудрая Галка предположила, что это все не просто так (как и все в этом мире). Лично она привыкла быть слишком независимой и самостоятельной. И эта слепота помогла ей научиться принимать помощь других. Следовательно, и мне, и Саше эта напасть ниспослана тоже не просто так. Зачем - Саше, я догадываюсь. Более разгильдяйского отношения к собственному снаряжению, я почти не встречал. Конечно, организм выдержит все, но с годами его лучше поберечь. Интересно, а какой урок небеса хотели преподать мне? Ведь если я его не понял, значит будет пересдача? Ох, не хотелось бы.


"Очень страшное кино"

Забавно бывает сравнить мировосприятие, глядя на реакцию других. Реакцию на что? Ну, скажем, на потрясающий красоты закат, наша реакция отличается лишь набором более или менее банальных фраз. А вот реакция на угрозу жизни (настоящую или мнимую не важно) дает куда более интересные результаты.

Если вы в горах, подмокли и устали, а вокруг только снег, ветер и сгущающиеся сумерки, то вполне можно задуматься о хрупкости человеческой жизни. Расслабленные предыдущей ночевкой в пустом пастушьем домике, мы малодушно настроились дойти через перевал до следующего такого же приюта. Но вот беда, шли не просто медленно, но и неодинаково. Если первые быстро проходили 1-2 км и вставали, то последние подтягивались минут через 20-30, когда у первых уже зуб на зуб не попадал. Я был к этому готов еще в Москве, когда согласился взять Тоху. А вот Саша никак не мог перестроиться. Их в юности учили, что перед выходом в горы группа проходит тестовые марщруты. И если кто-то не держит темп, им рекомендуют подготовиться получше и попробовать в другой раз. Разумно? Да. Но не очень гуманно. Мы по весне тащим почти всех. И заранее готовы к тому, что нашу группу можно обзывать "тормозами".

И вот когда в очередной раз обессиленный хвост подтянулся к окоченевшей голове, созрело решение - разделиться. Тоха, Инна, Димон и я - ставим палатку здесь, в снегах под перевалом. Остальные решительно и быстро во главе с Сашей идут через перевал к пастушьему домику. Я бы конечно предпочел оставить с нами всех, но некоторые рвались дальше. Я наивно думал, что они хотят уюта и не возражал. Более того, не теряя времени и не дожидаясь ухода остальных, я начал командовать постановкой нашего мини-лагеря.

Но вдруг заметил как уходящие, немного помявшись, стали с нами прощаться. Нет, не в смыле "до завтра", а как бы навсегда. Сразу вспомнились фильмы про войну. Когда отряд отступал, враг наседал и не получалось от него оторваться, то оставляли группу потенциальных смертников. Им давали спиртного, пулемет и гранату или пистолет c одним патроном - чтобы не сдаться живыми. А перед уходом с ними вот так же прощались. Было смешно и чуть трогательно. До меня вдруг дошло, что ребята всерьез воспринимают ситуацию как критическую. Я крепился, чтобы не ерничать. А в голове крутилась песня Сергеева:
Тут старшой Крупенников говорит мне тоненько,
Чтоб я принял смертушку за честной народ,
Чтоб на колоколенке захлебнулся кровушкой
Растакой-разэтакий, этот "сукин кот"!
Мне сухарик подали, мне чинарик бросили,
Мне старшой Крупенников фляжку опростал...
Я её испробовал, вспомнил маму родную
И ...
Каждый пытался дать нам какой-то подарок и совет. Гранаты ни у кого не было. Поэтому доктор дал волшебных таблеток, Влад спросил, есть ли у нас спиртное, Игорь, кажется, подбросил пару баллонов с газом, Саша вручил Инне свисток и проинструктировал меня, как выйти к людям. Свисток меня добил. Я сразу же вспомнил кадры из фильма "Титаник", когда героиня плавая на деревяшке среди ледяной воды и окоченевших трупов, свистит, привлекая внимание лодки спасателей. Мне даже захотелось свистнуть, а вдруг в этой снежной пустыне кто-то откликнется. Но я сдержался. Вдруг придет "черный альпинист". В общем, ребята, не поняв нашего веселья, ушли со скорбными лицами на перевал. А мы, продолжая глумиться, быстро поставили палатку, прикрыли ее для верности лагерным тентом (на 2/3, чтобы не запотевать изнутри). Тент присыпали по краям снегом, чтобы не сдуло. И вокруг палатки начали не спеша строить небольшую снежную стенку. Тоха залез внутрь и мгновенно уснул. А мы, сделав дело, налили по первой и стали созерцать наступление ночи. В горах это безумно красиво.

И тут я увидел в сгущающихся сумерках каких-то людей. Они шли с перевала. Киношное настроение тут же подсунуло мне сюжет из фильма "А зори здесь тихие". Я стал вслух считать "фрицев". Один, два, три. Все. Мало. Наших было 10 человек. Значит - это чужие. Идут навстречу. И тоже припозднились. Надо готовить для них "дринк". Наверняка не откажутся. Вот подошли еще ближе. Ба-а-а. Да это же наши. Андрей, Игорь и Алена. Вот так новость.

Срочно стали рыть для них "могилку" - яму под палатку. Выкопали глубокую. Из такой их никакой ветер не унесет. Коллективом в два домика - будет веселее. Быстро установив палатку, выяснили, чего ж они вернулись. Оказалось, что без Тохи теперь они стали отстающими и, поднимаясь на перевал, поняли что дойдут в лучшем случае к утру. Андрей, как Доктор, настоял на возвращении. Поругав мысленно Сашу, который их отпустил (а вдруг бы и до нас не дошли), босоногую Галку (которая не присоединилась к этой троице), я поручил им раскочегарить газовую горелку прямо в их палатке. Во-первых, у них просторнее. Во-вторых, я боялся, что в нашей - Тоха непременно уронит или горелку или котелок с нее.

Дернули по второй. И тут из мрака вновь показались люди. И снова с перевала. Увы, никаких гостей. Это были наши - оставшиеся 7 путешественников. Но как изменилось их мироощущение! Если раньше они оставляли нас почти на верную погибель, то теперь шли к нам, как будто бы возвращаясь в свой дом. Может это было и не так, может мне просто показалось ...

На правах хоязев мы отвели им места под "могилки". Помогли поставить палатки и даже организоавали ужин. На улице были ночь, мороз, ветер. Все заползли в свои норки. А поскольку палаток было четыре, то я вызвался работать официантом. Основательно утеплился и разносил ужин с доставкой на дом. Ну так, по немногу супа и по полкружки чая. Но все было горячим и конечно вкусным. Палатки почти не слышали друг-друга. Поэтому я заодно подрабатывал "телефоном". Передавал вопросы, а потом ответы. Вдруг Саша обмолвился, что мол, День Рождения проходит в романтических условиях. Чей? - Да у Оксаны, - ответил он. Э-эх. Пришлось сделать еще несколько рейсов между палаток, разнося кружки с бальзамом и передавая тосты. Я заметил, что, передавая кружки в палати, наклоняться мне приходится все ниже. Вокруг "могилок" наметало. Да и в сами могилки на края палаток ложился снег. В самые заглубленные палатки я почти съезжал, как в берлогу к медведю.

Сумерки в горах

Потом конечно же были игры "развяжи ледяной шнурок", "высуши мокрые носки на груди соседа" и пр. Те, кто бывал в зимних походах без печки, знают эти забавы. А утром всех ждала развлекуха - "всунь ногу в ледяной ботинок", "завяжи разрубленный вчера ножом шнурок", "найди у палатки заметенную снегом миску", "выдерни края палатки и колышки из-под смерзшегося снега".

Я в такие игры играл не раз. Обычно самой веселой получается игра "надень ледяной башмак". Если мокрый ботинок с вечера не взять в палатку или даже в спальник, то за ночь он смерзается. Утром к этому чудовищу страшно прикоснуться. Какое там надеть на ногу. Даже слегка раздвинуть голенища удается с большим трудом. Его начинают ласково греть, прижимать к телу, горячо дышать внутрь, нежно отдирать шнурки. Извращенцы из палатки с горелкой использовали ее для оттаивания ботинок. А мы по старинке, своим теплом.

В холодных снежных ночевках это нормально. Наше семейство восприняло ее как норму без экстрима. Но, судя по лицам других, мое мнение разделяли далеко не все.



... продолжение следует ...




Яндекс.Метрика
Написать письмо автору

Выйти на главную страницу

Copyright © "СтранникК" (экс "Василич и К")
Вы можете использовать любые материалы сайта www.StrannikK.ru
Но, пожалуйста, со ссылкой на авторов