О малине, слоне, красном Дмитрии и Ахматовских красотах

(несерьезные размышления о нынешнем гербе Бежецкого района)
Автор: Инкогнито де Н.


Герб муниципального 
образования Бежецкий район (1999г) Недавно на одном из веб-сайтов, я обнаружил информацию, что у Бежецка, а точнее муниципального образования Бежецкий район, имеется новый герб, который был принят еще в 1999 г., т.е. почти 10 лет тому назад. Это меня заинтересовало, и я постарался найти более подробную информацию по данной теме. Так мне попалась статья В.И. Лавренова "Герб и флаг Бежецкого района Тверской области", которая была опубликована в геральдическом журнале "Гербовед" (№ 41). Помимо обстоятельного и профессионального экскурса в историю становления бежецкой геральдики, из этой статьи я открыл для себя немало "интересных" фактов! Оказывается, в свое время в Бежецке была "резиденция великого князя", кроме того, город являлся "центром княжения в XVв." Дмитрия Юрьевича Красного, а сам он был красный (червленый) как "поле щита" нового герба, т.к. "в этом заложено значение имени князя", а также там чеканились серебряные монеты с голубями - "старинным гербом Бежецка". Ну, и о "красоте Ахматовских мест" составители не забыли!!!

Короче, следуя известному афоризму, можно сказать: Бежецк - "родина слонов"! Правда, если быть исторически корректным не родина все же, а место ссылки и убиения невинного одного-единственного слона, к своему несчастью оказавшемуся в далекой холодной Московии во времена Опричнины. Невинно убиенный бежецкий слон 
(с рисунка сочувствующего очевидца XVIв, 
надпись гласит: 
`слон - животное индийское` Поискал в Интернете информацию о В.И. Лавренове, который, как было сказано в статье, является автором нового герба. Оказалось, что Владимир Ильич человек весьма уважаемый в Твери - кандидат наук, диссертация посвящена геральдике Тверской губернии, доцент на историческом факультете Тверского университета, а недавно даже стал членом Геральдического Совета при Президенте РФ! Кроме того, занимается разработкой региональной геральдики на профессиональном уровне (на мой взгляд, многие новые гербы районных центров Тверской области, составленные В.И. Лавреновым, действительно весьма удачны). Как же в этом-то случае такие откровенные ляпы были допущены ?! Или уж местные бежецкие консультанты так постарались? Не знаю, право? Ну, сами мы люди необразованные, если только самую малость... Куда уж нам! Но все же возразить ученым людям хотелось бы! После этого решил немного подумать, что понравилось (прямо как Штирлицу!). А поразмышлять бы хотелось не только о гербе Бежецка, но также и об истории края.
Поэтому, собравшись с духом и перекрестившись, начнем, таки, пожалуй...



* Малина
Малина, да и только!!! Итак, куст малины! Скажем сразу, что это не очень удачный символ для городского герба! Между прочим, об этой "екатерининской" малине еще в 1917 г. очень верно высказался знаменитый бежецкий краевед протоирей Иоанн Постников, позволю себе процитировать этот отрывок полностью:

"Когда-то Тверские удельные князья веками стремились, как видели мы, отнять его у Новгорода, и в то же время спорили из-за него с Москвой. И вот теперь, много уже лет спустя после падения удельной системы, после его отписи от Новгорода и недолгого пребывания в составе Московской губернии, получает его именно Тверь. При этом как будто намеренно и очень старательно, в сущности, конечно совершенно случайно, заглаживаются все следы его непосредственного рождения от Новгорода Великого и его многовековой связи с последним. Меняется на новое его старое своеобразное и выразительное имя Бежецкого Верха. Остаются за новым рубежом его все те Новгородские святыни, к которым веками привык паломничать Бежечанин как к своим родным исконным святыням. Там же остаются все те живые предания и старые документы, которые могут сказать об его многовековом и многострадальном прошлом. Даже на гербе его и тут прошлое затушевано каким-то кустом малины. И кажется, что кто-то с большой злой иронией шепчет: "Где прежде ключом била боевая жизнь, шла беспрерывная борьба за вольность и права Новгорода Великого, там в наши времена под сенью былого врага Твери, насеяна малина. Все старое исчезло и поросло быльем".

Герб Бежецка, 
утвержденный в 1780 г., 
составил А.А. Волков. В этом с ним нельзя не согласиться, т.к. герб герольдмейстера А.А. Волкова на самом деле достаточно невыразителен... Вообще-то многие "волковские" творения - далеко не шедевры геральдики и образцы для подражания. Очень часто при утверждении геральдического символа того или иного города им применялся формальный подход, когда в большом количестве составлялись "ботанические" и "зоологические" гербы. Так как по мнению А.А.Волкова городской индивидуальностью являлись - куст малины, "два пука срезанной травы осоки", "натурального цвета дули", раковины улиток, раки, "рыбы называемые вырезуб", семга, стерляди, перепелки, рябчики, "птица дрохва", журавли, ястребы, зайцы-русаки, хорьки, барсуки, лоси и так далее по списку, "которым(и)(ой) весьма изобилуют окрестности (реки) (леса) сего города". Чистой воды казенщина! Причем зачастую история города и другие его особенности просто игнорировались. Можно подумать, что малина только под Бежецком росла в больших количествах, а где-нибудь в уездном Урюпинске ее вовсе не было!

Другое направление в герботворчестве А. Волкова можно охарактеризовать как "производственное", когда на гербы некоторых исторических русских городов, были помещены достижения местной промышленности "времен очаковских и покоренья Крыма" - кусок мыла для Шуи, три ступки белил для Кашина, "солеварная сковородка" для Старой Руссы (где они так и остались до сих пор)!!!

В какой-то мере "повезло" ряду других городов, имевших "старые гербы" начала XVIII в., которые были составлены по правилам европейской геральдики. Эти гербы в большей мере отражали историческую индивидуальность города и, кроме того, отличались оригинальностью изображения. За это стоит поблагодарить французского графа итальянского происхождения Франциска де Санти - первого российского герольдмейстера, приглашенного Петром I. В качестве примера можно привести его гербы для таких городов как Великие Луки, Каргополь, Серпухов, Углич, а для Тверской области - Торжок, Старица, Зубцов, Торопец (гербы Вышнего Волочка и Осташкова были составлены в 1771-1772 гг. герольдмейстером князем М.М. Щербатовым, но и они отличаются от "волковских" в лучшую сторону). Однако в оправдание А.А.Волкова можно сказать, что в бежецком случае имела место также инертность местных властей, а лучше сказать "пофигизм" уездных чиновников, не потрудившихся в достаточной мере порыться в городских архивах, чтобы предоставить материалы об особенностях края, ограничившись простой бюрократической отпиской. Поэтому и читаем следующие упоминания в документах той поры: " А оного Бежецкого города герба никакова в Бежецкой ратуше не имеетца".

Так и представляю себе следующую картину! Получили царев рескрипт в воеводской канцелярии, распечатали, прочитали …, приложились к продукции тогдашнего "Алвиста", почесали затылок и плюнули: "А…, пусть начальство в Питербурхе разбирается, так и отпишем "ничего не сыскано"! Без герба жили до этого, без герба и проживем как-нибудь после, это все немецкая затея...". Вот таким образом и достался Бежецку впоследствии неказистый "малинный" герб! Кстати, в одной краеведческой работе правильно отмечается, что вообще-то изобилие зарослей сего кустарника около города - символ заброшенности, запустения, и пожаров. В принципе так оно и было в XVII и XVIII вв., особенно после "государева разорения" края Иваном Грозным, а также последствий Смутного времени. Таким образом, бывший тогда "бардак-с" и оказался запечатлен на городском гербе.

Уже позднее, при императоре Александре II, замыслили привести в порядок всю российскую городскую геральдику, и пригласили для этого дела герра Б.Кёне - уроженца Германии, т.е. опять решили использовать европейский опыт! А куда же без него? Барон Бернгард Карл фон Кёне (в России он стал именоваться Борисом Васильевичем) посчитал куст малины "негеральдическим символом": "Вас ист "куст малина" (Der Himbeerstrauch)? Майн Готт, у нас на фатерлянде она только на пустырях растет, а тут ее на герб поместили!". Неутвержденный герб Бежецка, 1862 г.,
составил Б.В. Кёне. Однако малину на гербе Бежецка он все же сохранил, но внес изменения опять же "по-европейски", поместив "в серебряном поле три ветки малины в столб". Неутвержденный вариант герба, предложенного Б.В. Кёне, пожалуй, можно считать более верным решением и не только с точки зрения геральдики. Жаль, что из этой затеи немецкого барона еврейского происхождения - реформировать российскую городскую геральдику ничего не получилось, т.к. многие гербы для городов Российской Империи, составленные по новым правилам, которые он предложил в 1857 г., так и остались неутвержденными. Не знаю, в чем была причина неудачи - пятый пункт подвел или немилость нового императора Александра III?

Лично мне его герб больше нравится! Тем более, этот вариант вполне отражает новый этап в развитии края. Именно с эпохи Александра II, а не Екатерины II, начался экономический и социальный подъем после долгих лет запустения и разорения. Заметим, что при Екатерине II Бежецк оставался обычным захолустным уездным городком, каких было полно в империи. Даже "земли российской первый коммунист граф Алексей Андреич Аракчеев" (так у Максимилиана Волошина!) ничего сделать не смог, чтобы изменить ситуацию, хотя и пытался "строить" своих земляков в духе "военных поселений", когда временами наезжал в "родные пенаты".

Коренные изменения в городе произошли только после проведения прогрессивных политических и экономических реформ императора Александра Николаевича, которые наконец-то спустя многое время оценили. Герб Бежецка на 
на марке Бежецкой 
уездной земской почты А ведь нас раньше в школе про этот период российской истории учили, что "народовольцы казнили царя", вместо того, чтобы прямо сказать "подпольная, маргинальная, террористическая группировка убила прогрессивного главу государства", и на уроках литературы больше "сны Веры Павловны" штудировали (уж лучше бы она вообще не просыпалась, проблем меньше было бы потом)! Между прочим, именно тогда в Бежецке получило развитие земское управление, активно происходил рост капитала, город стал обстраиваться новыми зданиями, которые и сейчас отражают его исторический облик (несмотря на все разрушения и архитектурные утраты при большевиках), ну и целый набор преимуществ "социально-демократических преобразований" тоже имел место. Таким образом, за сравнительно недолгий период времени он превратился из тверского захолустья в достаточно процветающий купеческий город. Вот и можно было бы три ветви с ягодами малины истолковать как символ процветания, "сладкой жизни", имевшие место в конце XIX-начале XX вв.


* Дмитрий Красный
А теперь поговорим о Дмитрии Красном, который стал, как представляется, превращаться в своеобразную "культовую фигуру" бежецкой истории. Сразу хотелось бы остудить пыл некоторых местных краеведов. Ну, не был он князем Бежецкого Верха! По определению не мог быть, т.к. не было такого княжества в Московской Руси, хоть убейте! Проштудируйте летописи и документы той эпохи, кто не верит! Нет, там и намека на существование отдельного Бежецкого княжества, а сам Дмитрий Юрьевич нигде не упоминается как князь Бежецкий.

Дмитрий Красный в детстве при открытии 
мощей прп. Сергия (житийная миниатюра XVI в.) 
1422 г., стоит рядом с отцом около раки Как князь Галичский да, упоминается, т.к. был князем Галича Мерьского (сейчас районный центр Галич в Костромской области). В Галиче он в основном и проживал, там и скончался в 1440 г. Тем более, это была родовая вотчина Дмитрия Красного, которая досталась ему (между прочим, в обход старших братьев) по завещанию его отца Великого князя Юрия Дмитриевича. Бежецкий Верх же являлся только частью его удела, который был закреплен Василием Темным договорами (докончаниями) за Галичскими князьями, т.к. находился тогда в совместном владении Москвы и Новгорода. Да, и похоже на то, что власть-то этот князь делил здесь вместе с новгородским наместником (некоторые краеведы в свое время даже писали о находке какой-то железной доски, якобы исполнявшей в Городецко, по их мнению, роль вечевого колокола (?)). Статус Дмитрия Красного в Бежецком Верхе объясняет, почему его резиденция (вероятно, это был просто хорошо укрепленный княжеский двор), была построена, опять же согласно местным преданиям, не в самом городском кремле, а на Красной горке по другую сторону оврага. Подобная система сохранялась и в других старинных новгородских волостях - Новом Торге и Волоке Ламском, где наряду с новгородскими посадниками и тиунами, сидели приглашенные или назначенные по прямому указанию Великого князя Московского удельные князья. Согласно древней новгородской традиции, все такие князья имели свою резиденцию вне основного городского укрепления (в Новгороде - Рюриково городище, в Торжке - Верхнее Городище, в Волоке Ламском - "великокняжеская" половина и т.д.).


* Княжеская корона (шапка)
На мой взгляд, в связи с вышеизложенными фактами, вряд ли целесообразно помещать княжескую корону в качестве особого геральдического символа княжения Дмитрия Красного. Ну, а про "резиденцию великого князя" лучше не говорить! Великокняжеские наместники, вероятно, здесь находились, а вот чтобы сам кто-либо из Великих князей Московских проживал какое-то время в Бежецком Верхе, вроде бы сведений таких не имеется. За исключением возможно только Ивана IV Грозного, который в 1570 г. был здесь по другой причине - с целью "зачистки" с опричниками вотчин опального боярина Ивана Федорова, несправедливо обвиненного в государственной измене и других злоупотреблениях. После "успешного" проведения "кромешниками" во главе с царем локальной "анти-коррупционной" операции, край был настолько разорен, что запустел на несколько десятилетий!

Что касается, самой княжеской короны (шапки), укажем, что в таком виде она никогда не была древнерусской княжеской инсигнией, а является прямым заимствованием из германской геральдики, где все четко - короны на гербах немецких княжеств, земель и вольных городов отражали их реальный политический статус в рамках Священной Римской империи. Такую систему геральдических земельных корон впервые ввел в 1730г. русский фельдмаршал немецкого происхождения (вот, опять европейское влияние!) граф Буркхард Христоф фон Миних (в России Антон Христофорович) в своем "Знаменном гербовнике" при составлении эмблем для полковых знамен русской армии. Тем не менее, это нововведение прижилось в российской геральдике. Короны подобного образца стали изображаться на дворянских гербах княжеских родов, ведущих свое происхождение от удельных князей рода Рюрика или Гедимина и других владетельных князей иностранного происхождения, а также в гербах городов и земель, имевших в древности статус великого или удельного княжества.

Относительно традиционной круглой княжеской шапки, а большинство древнерусских князей на миниатюрах и иконах изображены именно таким образом, напомним, что она никогда не являлась регалией, которая была бы аналогом европейских феодальных корон, и использовалась бы при коронации. Вопреки общераспространенному мнению на Руси "княжьей шапкой" не венчали, как князя Гвидона у А.С. Пушкина в "Сказке о царе Салтане", в этом Александр Сергеевич был немножко не прав. Вместо этого существовал особый обряд "посажения на стол" нового князя, который больше напоминал возведение епископа на кафедру, чем коронацию в привычном европейском смысле этого слова. Конечно, никаких особых "княжеских корон" у удельных князей XIV-XV вв. просто не существовало, символами княжеского достоинства являлись - золотая цепь, драгоценный пояс, перстень-печать и т.д.


* Поле щита
Дмитрий Юрьевич Красный, князь Галичский. 
(Фреска XVII века из цикла надгробных княжеских портретов 
в Архангельском соборе Московского Кремля.) Ну, а теперь о "красном" Дмитрии! Причем здесь цвет поля гербового щита и прозвище князя?! Что под этим подразумевали авторы герба, я так и не понял! Стоит напомнить, что слово "красный" в древнерусском языке, в отличие от современного, имело совсем другое значение и первоначально обозначало "красивый". Вероятно, прозвище князя Дмитрия Юрьевича - Красный (Красивый) было связано не только с внешними данными, и дело здесь не совсем в его "модельной внешности", как может показаться на первый взгляд! По-видимому, в какой-то мере оно отражало также и особые душевные качества князя. Протоиерей Г.Дьяченко в своем "Полном словаре церковно-славянского языка" приводит такое замечательное слово как "краснодушный", которое как нельзя лучше подходит к Дмитрию Красному. Из летописей и других исторических источников известно, что в отличие от многих князей своей эпохи, а также согласно сохранившемуся местному церковному преданию, он был "воистину красен".

Странный это был князь! В княжеских "разборках" практически не участвовал, никого не отравил и не зарезал как его "братаны" - Косой и Шемяка, не ослепил ни одного противника, на рожон с Василием Темным не лез, интриги против него не плел, договориться со всеми пытался мирным путем! А, кроме того, строил церкви, покровительствовал монастырям, любил читать Священное Писание и вообще вел праведную жизнь!!! Вот и пришлось его убрать, чтобы среди других "благоверных" князей на Святой Руси особо не выделялся. По всей видимости, причиной его загадочной смерти явилось отравление большой дозой яда, очевидно мышьяка (не будем сейчас углубляться в медицинские подробности), к такому выводу пришли в последнее время некоторые современные историки. Отравы "доброжелатели" не пожалели, дали, как говорится, от души, чтобы уж наверняка свалило!!! Парень, по всей видимости, был крепкий, да и молодой - где-то в возрасте 20-22 года. Вот и перестарались! Хотели потихоньку на тот свет спровадить - типа "грибков намедни поел и преставился", а вместо этого получился древнерусский "крутой триллер" (кстати, записан почти во всех летописных сводах) с жуткими подробностями - истечением крови, вставанием из гроба и трехдневным пением псалмов с закрытыми глазами. Ославились, таки, на века "змеюки подколодные"! Да и в начале ХХ века еще один поэт "серебряного века" - К. Бальмонт добавил (посмотрите его стихотворение "Смерть Дмитрия Красного")! Вот ведь как со святыми бывает!!! Заметим, что тогда на Руси, а тем более в далеком Галиче Мерьском, представителей определенного народа почти не было, обвинить заговорщикам некого было. Вот поэтому во времена "феодальной войны" первой половины XV в. "дело врачей-вредителей" сшить не удалось! Не знаю, проводил ли Василий Темный специальное расследование о причине внезапной смерти своего союзника? Но в его устранении он был явно не заинтересован, это следует признать. Тем не менее, Дмитрия Шемяку, который поспешил занять опустевший после смерти своего младшего брата "стратегически важный" княжеский стол Галича, чтобы начать новый этап "разборок" за великое княжение (Василию Васильевичу это потом стоило зрения), он все же в конечном итоге отравил тем же ядом (око за око?). Судебно-медицинская экспертиза его останков, проведенная в 1987 г. подтвердила, что причиной смерти явилось отравление соединениями на основе мышьяка. Однако "ликвидация" мятежного Шемяки была осуществлена на более профессиональном уровне, доза была рассчитана точно: Дмитрий Юрьевич (Старший) умер в Новгороде через 12 дней весьма обыденно без всякого налета мистики, если не считать, конечно, предшествующую церковную анафему собора русских епископов и грозные предсказания святых - прп. Григория Пельшемского и прп. Михаила Клопского.

Немного отвлеклись, поэтому вернемся опять на геральдическую стезю. Что касается красного цвета, то для его обозначения в древнерусском языке употреблялись слова - багряный, червленый, алый и т.д. Тем более, в геральдике при описании герба красный цвет всегда именуется "червленым". Вот авторы нового герба пишут: "рисунки Бежецкого герба на ряде памятников, указывают иное поле щита - красное". Какие источники имеются в виду? Неплохо было бы уточнить! В двух имеющихся у нас вариантах описания герба читаем следующее: 1) "в нижней - куст малины в серебряном поле" (Волков); 2) "в серебряном поле три ветки малины в столб" (Кёне). Насколько известно, никаких официальных постановлений об изменении цвета гербового поля не было. Поэтому брать за эталон ошибки каких-то чиновников позапрошлого века при составлении нового герба все же не следует.


* Голуби
Относительно "голубей летящих", а точнее о серебряных монетах с голубем(?), которые, якобы, когда-то находили горожане, скажем, что это довольно непростой вопрос, не имеющий до сих пор однозначного ответа. Хотелось бы подчеркнуть, что "бежецкие монеты" так никогда не были обнаружены, поэтому их существование остается на уровне гипотез. Во всяком случае, в современных научных работах, посвященных древнерусской нумизматике их описание и изображение отсутствуют. Кашинские серебряные деньги и медные пулы есть, серебряная новоторжская денга - "новоторка" тоже есть, а вот серебряного "пула бежецкого" нет! Да и было ли оно вообще?

Несмотря на это, в одном из краеведческих исследований по бежецкой геральдике, даже был опубликован рисунок "бежецкого пула" с подписью "реконструкция"(?). Интересно узнать, что в данном случае послужило для авторов образцом? Однако, не углубляясь детально в эту область, сразу оговоримся, что такую монету, ни в коем случае нельзя было бы назвать "пуло" (утверждение, которое бездумно переписывается некоторыми краеведами друг у друга), т.к. в любом справочнике по древнерусской нумизматике указано, что пул(о) - это всегда(!) медная мелкая монета для повседневных расчетов, но никогда не серебряная. Если соответствующей литературы под рукой нет, то рекомендую иногда и в Интернете заглянуть (там сейчас все есть!), чтобы абсурд не писать!
`Пуло бежецкое` 
- реконструкция(!?) Если допустить (только допустить!), что такая монета реально существовала, тогда все дело в ошибочном прочтении легенды, в особенно в том виде как она передается у В.К. Воинова в "Хронологионе":"ПУЛО, БЕЖЕЦК:ПУЛО". А вообще-то, вплоть до XVIIIв. любую мелкую монету в речевом обиходе называли "пуло" вне зависимости от его происхождения, будь то полушка или копейка и т.д. Ну, что-то типа нынешнего слова "мелочь".

К Дмитрию Красному вышеупомянутые монеты, по-видимому, не имели абсолютно никакого отношения. Между прочим, сам В.К. Воинов не связывает чеканку "бежецкого пула" именно с Дмитрием Красным, а просто упоминает о находках каких-то непонятных старых, и как ему кажется, "княжьих" монет. Заметим, что эта гипотетическая монета, если опять судить по дошедшим до нас "описаниям", совсем непохожа на денгу удельного князя XVв. - нет княжеской печати и многих других необходимых атрибутов. Да и не было у Дмитрия Юрьевича, очевидно, права чеканить свои деньги в Бежецком Верхе, т.к. фактически он являлся там наместником Великого князя - "служилым князем" в "сместном" владении "по старине" Москвы и Новгорода, а не полноправным удельным как у себя в Галиче. А называть голубей "старинным гербом Бежецка", нет, уж увольте! Бесполезно даже что-либо говорить о существовании на Руси до XVI устойчивых земельных и феодальных геральдических эмблем, а тем более, гербов городов!

Денга новоторжская - 
`новоторка` (подлинная)


Тем не менее, все же нельзя безоговорочно отрицать возможность чеканки неких монет в Бежецком Верхе в XV в., т.к. два независимых источника XVIII в. и XIX в. описывают, вероятно, реальные находки местными жителями каких-то древнерусских денег. Хотя, возможно, позднее пришлось иметь дело и с подделками. Можно выдвинуть гипотезу, что это могли быть неизвестные в настоящее время нумизматам монеты Великого Новгорода для Бежецкого Верха, т.к. очень уж они напоминают по "описанию", приведенному у П.К. Воинова, серебряную "денгу новоторжскую", которую новгородцы чеканили тогда специально для Торжка. Однако непонятно голуби ли там вообще были изображены? Дело в том, что некоторые специалисты по древнерусской нумизматике и сфрагистике полагают, что многие такие "птицы", особенно на новгородских монетах и печатях, это на самом деле орлы, поправку надо делать на условность изображения, технику изготовления и т.д. Повторяю, сейчас сказать что-то определенное об бежецких монетах невозможно, т.к. какой-либо нумизматический материал отсутствует, т.е. его просто нет!


* Ахматовские красоты
А вот это совсем шедевр - "Зеленый пояс свидетельствует о красоте Ахматовских мест"!!! Представляется, что составители герба имели ввиду Слепнево - имение, принадлежавшее матери Н.С. Гумилева, где он гостил со своей супругой Анной Ахматовой. Но особо подчеркивать "красоту Ахматовских мест" (А почему собственно только Ахматовских, а еще не Гумилевских?) как бы ни хотелось местным краеведам, в данном контексте не следует, а тем более выносить это в качестве отличительной особенности на герб района. Мнения у самих поэтов о ландшафте вокруг своего имения было иное!

Анна Андреевна восторга от окрестностей Слепнева явно не испытывала, ей как рафинированной даме "серебряного века", да еще знакомой Модильяни, там все "не в кайф" казалось. Процитирую ее мнение: "Это не живописные места: распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, "воротца", хлеба, хлеба…". Ну, и ее стихи тоже об этом говорят …

" В стране болот и пашен.."
"Сколько раз я проклинала
Это небо, эту землю,
Этой мельницы замшелой
Тяжко машущие руки!"
"Журавль у ветхого колодца,
Над ним, как кипень, облака,
В полях скрипучие воротца,
И запах хлеба и тоска,
И те неяркие просторы,
Где даже голос ветра слаб"

А вот строчки самого Николая Степановича Гумилева, как говорится "что вижу, то и пою":

"Сыростью пахнет и гадом возле мелеющих рек.",
" Вот парк с пустынными опушками,
Где сонных трав печальна зыбь...",
"Такая скучная и томная,
незолотая старина..."
"Как этот ветер грузен, не крылат!
С надтреснутою дыней схож закат,
И хочется подталкивать слегка
Катящиеся вяло облака..."

А это уже квинтэссенция его отношения к Слепневу.

Канцона вторая
"И совсем не в мире мы, а где-то
На задворках мира, средь теней,
Сонно перелистывает лето
Синие страницы ясных дней...
Так пыльна здесь каждая дорога,
Каждый куст так хочет быть сухим,
Что не приведет единорога
Под уздцы к нам белый серафим.
И в твоей лишь сокровенной грусти,
Милая, есть огненный дурман,
Что в проклятом этом захолустьи -
Точно ветер из далеких стран.
Там, где все сверканье, все движенье,
Пенье все - мы там с тобой живем,
Здесь же только наше отраженье
Полонил гниющий водоем".

И ему как поэту - акмеисту среди всей этой слепневской глухомани тоже очевидно было некомфортно - "хандра-с"! Сама Ахматова прямо так и пишет об этом: "Николай Степанович не выносил Слепнева. Зевал, скучал, уезжал в невыясненном направлении..".Вот и тянуло его на приключения прочь от "красоты Ахматовских мест", то в Абиссинию, а то еще куда-нибудь, где "экстрим покруче" - например "на озеро Чад, где изысканный бродит жираф".


* Позволю себе немного пошутить!
Не знаю как Анна Андреевна, а Николай Степанович наверняка закладывал за воротник от тоски. То-то Степаныч по его собственным словам ходил в одиночку каждый вечер по сельской дороге "вселенскую скорбь" испытывать пока супруги в Слепневе не было, а, вероятно, и самогону принять где-нибудь по пути! Вот как допекли тамошние пейзажи известного поэта, что даже на фэнтези пробило - белых серафимов с единорогами лицезреть возжелал. А может быть и видел их неоднократно "в гниющем водоеме" вместе со своим отражением, как и выползающего зеленого "гада из мелеющих рек", особенно после дегустации вышеупомянутого напитка местного розлива, да наверняка еще в больших количествах?

Единорог, 
как его увидел Николай Степанович 
в окрестностях Слепнева


Если говорить объективно, то окрестности там действительно унылые и тоску навевают. Кто бывал, думаю, согласится с такой оценкой. Хотя, замечу, что в самом Бежецком районе некоторые места явно "покрасивше" "Ахматовских" будут.


* Лен
Значит, остаются только цветки льна? Лен в окрестностях Бежецка пока еще выращивают, это правда. Да, и Анна Андреевна, проживая в Слепневе, как она писала в одном своем письме, иногда сама ходила "лен колючий теребить".


* Опять не серьезно
И все-таки, предлагаю новый герб! Даешь слона в малине!!! А что? Есть же на гербе Серпухова павлин, т.к. когда-то там разводили павлинов в одном из монастырей. А в Бежецке ведь целого слона "замочили"! Еще откроем музей "бежецкого слона"! Открыл же В.И. Лавренов музей "тверского козла"! А мы чем мы хуже!? Тоже ведь исторический символ!


* P.S.
Недавно посетив Бежецк, заметил какой-то новый флаг над зданием администрации городского поселения Бежецк на Большой улице, о его происхождении, к сожалению, мне ничего неизвестно. Рисунок на нем явно отличался от флага и герба Бежецкого района образца 1999 г. Как успел рассмотреть, там вроде бы, по-прежнему, одна малина на кусте и поле серебряное…





Написать письмо автору

Выйти на главную страницу

Copyright © "СтранникК" (экс "Василич и К")
Вы можете использовать любые материалы сайта www.StrannikK.ru
Но, пожалуйста, со ссылкой на авторов